Без ума в умном мире

Мне тут сказали… Сказали, что кот Одуванчик пишет лучше меня! Лучше меня-а-а?!!
Вот так. Живёшь себе, живёшь, пишешь себе (и другим), пишешь… и вдруг бац – оказывается, ты пишешь хуже кота. Теперь этот Одуванчик точно зазнается, и скоро мы уже будем праздновать Тысячу его статей, а не Две тысячи моих.
Попробую понять, в чём дело. Ну, я ж психолог-бакалавр. Да – не магистр, не доучилась. И что? Я что – в людях не разбираюсь?
Хм. А что – разбираюсь, что ли? Ни хрена не разбираюсь.
А чего мне в них разбираться? Зачем мне это? Понять, почему все котов любят больше людей? Я просто живу, ни в чём и ни в ком не разбираясь, живу в мире людей и котов, а ещё: собак, бегемотов, оборомотов и прочих личностей… Уж как умею живу. Если я сейчас начну во всех людях разбираться, что мне это даст? Я лучше от этого жить стану?
Вон кот Одуванчик, думаете, в людях разбирается? Да он даже в мышах не разбирается! Но его все любят! Всем он нравится. Ну, почти всем.
Поэтому пусть пишет. И я буду дальше писать статейки, книги свои буду дальше писать. Да! Мои книжечки! Те, которые недописанные. Они меня ждут. А их ждут мои читатели. Наобещала с три короба и бездельничаю, безобразничаю, бездействую… Всё – без. Всё – безумно.
В нашем (нет – не безумном, как принято говорить) умном мире все живут своим умом, с умом и по уму. Безумно живут совсем немногие.
Моё мнение, что в нашем мире надо жить безумно. С умом – чокнешься. Помню, когда в девяностые социалистический мир рухнул, я как раз училась в институте на экономическом факультете. То была экономика социалистическая, плановая, и все дела. И вдруг всё рухнуло. Нарисовалась где-то на горизонте уже экономика капиталистическая. Но никто не знал, чему нас учить теперь. Учебники сразу же стали просто книжками с набором букв без капиталистического нового смысла.
Мне было так жалко преподавателей, я им так сочувствовала! Они не знали, о чём говорить на лекциях, что нам преподавать. Помню, как я специально очень хорошо подготовилась к экзамену по дисциплине «Планирование на предприятии», чтобы порадовать преподавательницу нашу. Преподавательница чуть не прослезилась (а может, и прослезилась) тогда. Так ей было приятно слушать меня. И больно одновременно – больно за то, что всё прошло и не вернётся никогда. Хотя, вернулось. Только назвали по-другому – бюджетирование.
Так. Я к чему об этом говорю. Вот надо было тогда всем отключить ум и просто жить. Не думать, не переживать, не жалеть об ушедшем. Было бы всем легче. Надо было жить без ума.
Единственное, что в то время нужно было понять умом, так это то, что никому отдельный человек в обществе не нужен. Только самому себе. Я это сразу же поняла. Очень хорошо поняла, объяснили весьма популярно. Ну, не буду – о грустном.
Буду – о «весёлом». О пенсии, например. Я почему-то всегда прекрасно понимала, когда началась пенсионная реформа, что будет она длиться бесконечно. Она длится до сих пор. И не закончится никогда, скорее всего.
Я – о том, что иногда надо отключать свой ум и жить безумно. Ну, вот что толку переживать?
Никто не знает, что будет завтра. У нас в девяностые в один день отняли все сбережения. Утром народ огромной страны проснулся нищим. Вместо денег на счетах оказалось замороженное что-то. Мы могли купить трёхкомнатную квартиру и ещё бы осталось. А так вообще ничего не осталось. И никому до нас не было никакого дела.
Все так жили. Почти. В те годы ум включать можно было только тем, кто мог при этом выключить свою совесть. Вот тем было хорошо от слова «очень». А так, включенный ум приносил только страдания и больше ничего. Когда ты понимаешь, что происходит, но ничего сделать не можешь. Поэтому я стала жить безумно уже тогда.
А сейчас? И сейчас безумно живу. Кто меня знает лично, подтвердит. 😀
Меня понимают только мои дети. Больше никто. Мне этого вполне достаточно. Ну… Если появится ещё кто-то, кто поймёт… Буду очень рада. 🙂

Без ума в умном мире