Большо-о-ое удивление

Недавно было 1 апреля. То самое, когда никто никому не верит. День Дурака, День белой спины, День юмора.
Я в этот раз решила к нему (к этому дню) не приставать. Думаю, пусть будет день как день. Как обычный день.
Но не тут-то было! Этот день сам ко мне начал приставать, смешить.
Я решила сходить к окулисту проверить зрение. Пошла в обычную поликлинику, где всем на меня начхать. Где, скорее всего, по этой причине правду скажут, а не придумают что-нибудь, за что с меня можно деньги взять. Мне не жалко денег! Мне жаль своего времени.
Приёмный день уже заканчивался. Разумеется, я заранее не записывалась, никакие талончики не брала. Когда вошла в двери поликлиники, очень удивилась. Я там уже давно-давно не была. А там много чего изменилось. Хороший ремонт, красивая мебель, электронная очередь, регистратура похожа на банк. Объявляют номер, подходишь к столику, присаживаешься на красивый мягкий стул и разговариваешь с регистраторшей.
Ну, я почему-то (сама не знаю почему) не стала брать талончик. А пошла сразу в кабинет к врачу. Там я спросила, смогут ли меня сегодня принять без записи. Сказали, смогут. Только карточка нужна. Вернулась в регистратуру, нажала на кнопку терминала, оттуда вылез какой-то трёхзначный номер. Я тут же подошла к регистраторше, хотя мой номер не объявили ещё. Тётенька явно не вписывалась в банковский интерьер. Большая пожилая женщина в очках посмотрела на меня с презрением. «Фамилия. Адрес», – сказала она. Именно сказала, а не спросила.
Мою карточку, как водится, не нашли.
– Когда были в последний раз?
– Не помню, давно.
– ???
– Несколько лет.
– Сколько?
Я что, считала? Сказала, что десять. Для того, чтобы скорее уже перестали искать и новую начали оформлять. До окончания приёма окулиста оставалось всего полчаса. «Де-е-е-е-е-есять???» – протянула регистраторша. Похоже, она удивилась в первый раз за последние тридцать лет. «Паспорт, СНИЛС, полис», – отчеканила женщина.
Что?! Какой СНИЛС? Полис? У меня с собой был только паспорт, в чём я и призналась совсем не виноватым голосом.
– У дамочки нет абсолютно никаких документов! – объявила на всю регистратуру противным ехидным голосом тётенька.
– Почему это нет? У меня есть паспорт, – нагло возразила я.
– Нельзя! Вас не примут. Приходите завтра.
– Примут. Я только что разговаривала с врачом. Дайте мне карточку. А остальное я вам завтра принесу, – не моргнув соврала я на счёт завтрашнего дня.
Тётенька стала, как в замедленной съёмке, заводить мне новую карточку. Я сидела на мягком красивом стульчике, и у меня не было ощущения настоящего времени, у меня было ощущение далёкого прошлого, в котором эта большая тётенька была ещё маленькой девочкой. Да уж. Не место старит человека, а человек – место.
Тут мой взгляд упал на стол передо мной. Там скотчем был прилеплен лист бумаги в прозрачном файле, на котором было отпечатано крупными чёрными буквами: «Хамить и грубить администратору строго запрещено законом…»
Как я только не заржала лошадью Пржевальского, вообще не знаю. Чувство самосохранения у меня всё же есть! Не права дочь, когда на днях сказала мне, что нет у меня этого чувства. Я схватилась за тяжёлые сумки потому что. Подумаешь, тяжести. Мелочь. Вот эта тётенька в регистратуре – опасность ещё та. 😀 Видимо, уже не одного человека придавила своим тяжёлым презрением, судя по этой бумажке на столе. 😀
«Дамочка». Я – дамочка? И это несмотря на то, что я сняла кольца с пальцев (маникюр снять я бы не смогла). На мне были только маленькие серёжки в ушах. Я была не накрашенной (губы – чуть-чуть). Одета была очень скромно. Татушки под длинным рукавом кофты видно не было. Только на запястье – нитка красная от сглаза. И всё. Почему дамочка, а не женщина, например?
Наконец-то карточка с каракулями тётеньки из прошлого оказалась у меня в руках, и я зашла в кабинет врача. За столом сидели две очаровательные женщины-блондинки, очень похожие друг на друга. Ухоженные, красивые, в белых халатиках. Кто из них врач, а кто медсестра, я никак не могла понять. И не знала, на какой стул мне сесть. Говорили они одновременно. Еле-еле разобралась.
Потом я смотрела на буквы в таблице. Потом врач стала смотреть на мои глаза, светила в них фонариком. При этом она говорила: «Посмотрите вправо, посмотрите влево, посмотрите на мочку моего уха, посмотрите вверх, посмотрите на нос…»
Я стараюсь, смотрю туда, куда меня просят. И вдруг вопрос: «Где нос?»
А где нос? На месте он! Я на него и смотрю! 😀
Минуты две мы не могли понять друг друга. Оказалось, что надо смотреть не на свой нос! А на её нос! О-ой! Не могу! 😀 Мне было очень смешно, но я держалась. Врач хмурилась. Наверное, её уже достали тупые люди, на свой нос смотрящие в то время, когда надо – на чужой.
Короче, всё хорошо оказалось у меня. Я очень рада.
Но этот день ещё не закончился. Уже совсем вечером мы с дочкой пошли в торговый центр. Решили пройтись по магазинам. Зашли в большой книжный магазин.
Вот тут случился такой ужас, что смешно никому не было. Только нам. Короче, мы подошли к полкам с книгами по психологии. Я даже взяла какую-то книгу в руки и стала листать. И тут к нам подходят две девушки. Одна из них начинает вести себя неадекватно. Сначала девушка заорала что есть мочи: «А-а-а-а! Вот она – моя книжечка! Моя любимая!» При этом она потянулась, схватила с самой верхней полки книжку, прокричала её название (что-то про то, что назад дороги уже не будет). Потом девушка стала листать книгу и (я не вру!) целовать страницы. Она нюхала книжку, приговаривая, как она обожает этот запах…
Мы с дочкой стояли, буквально открыв от удивления рты. Такого я точно не видела ещё никогда и нигде. Удивилась, прямо как тётенька-администраторша, когда я сказала, что десять лет в поликлинику не ходила.
Девушка, обалдевшая от обладания своей любимой книжечкой, пошла с подружкой к кассе. А мы остались стоять около стеллажей, не в силах закрыть рты. Теперь мы смотрели уже друг на друга. «Давай посмотрим, что за книга», – неосторожно предложила я. Зачем я это сделала?! То, что произошло дальше, не поддаётся вообще никакой логике. Как это? Короче, дочь взяла с полки вторую такую же книгу (их было всего две) и тут…
Как в замедленной съёмке я наблюдала это… Полка почему-то вдруг сломалась, и все книги обрушились на нас. С самой верхней полки, все-все-все книги ме-е-е-едленно лете-е-е-ели на на-а-а-ас… А мы-ы-ы стоя-я-я-яли и-и-и смотре-е-е-ели, ка-а-а-ак они-и-и падаю-ю-ю-ют…
Раздался оглушительный грохот. Из подсобки выскочила девушка-продавец, от кассы прибежала кассир. Они стояли, смотрели на груду книг на полу и не могли вымолвить ни слова.
А мы смеялись… Долго. Мы так ржали! До слёз. Да уж, день смеха точно у нас приключился нечаянно.
Девушка-продавец тем временем прикатила тележку и стала загружать туда книги, мы помогали ей. «Вас не ушибло?» – спросила она. Мы переглянулись. Дочка поморщилась, потёрла ушибленный палец. Видимо, задело всё же. Мне – ничего. Но книгу, которую я в руках держала, книжный обвал подпортил слегка.
Что это было, мы так и не поняли. Если это был какой-то знак, то до нас так ничего и не дошло. Может, это просто первое апреля так решило пошутить с нами? Ну, посмешить нас таким образом? Да?

Большо-о-ое удивление