Что здесь непонятного?!

Ну вот. Сколько ни гони от себя мысль эту, она снова тут как тут. Сколько уже раз я начинала писать эту статью (возможно, не эту – другую… да – это уже будет другая статья), и каждый раз всё убирала делетом и писала другие статьи или шла делать другие свои дела, не писательско-блоггерские.
Да, я понимаю. Не надо думать о плохом и обращать своё внимание на то, чего бы мне не хотелось получить в своей жизни. Я так и стараюсь теперь делать! Честно!
Когда самолёт, в котором летела моя дочка, кружил над Шереметьево, а на земле в это время творился ад, я слушала шум сильных волн с сильной музыкой вперемешку, но моя душа отталкивала спокойствие. Мне было страшно, и я не понимала почему. Ведь всё будет хорошо, и я знала это.
В этот день (5 мая) в Ялте я проводила дочь в аэропорт (она улетала домой). Погуляв по городу и набережной, я не пошла пешком в отель, у меня была тяжёлая сумка. Я нашла более менее хорошую воду (питьевую) и купила сразу побольше.
Когда я села в такси… Сначала никак не могла его вызвать. Почему-то машины не хотели ехать. Водитель объяснил потом, что там трудно разворачиваться в узких улочках. Мне всё же повезло, и машина приехала. В Ялте есть такое такси, где работает рация и постоянно звучит голос диспетчера, когда он называет место, куда нужно подъехать. Какой-нибудь водитель отзывается, и заказ отдаётся для исполнения ему. В этот раз я поехала именно на таком такси.
Я села в машину. Сначала девушка-диспетчер назвала какой-то адрес в городе, заказ тут же забрали. Потом она сказала: «Кладбище…» И стала повторять это слово. Долго, без остановки… … … … … Очень долго. Очень. Мы уже приехали в отель, а заказ «кладбище» никак никто не хотел брать. Никто из водителей не хотел ехать туда.
Мне в душу закрался холодок. Я НЕ ВЕРЮ В ПРИМЕТЫ. Но это было уже слишком.
Я сделала ВСЁ, что нужно было сделать в таком случае. Я привела себя в себя, в чувства то есть. И страх ушёл. Вроде бы.
Когда самолёт приземлился, дочь написала сообщение, что из окна видит горящий самолёт. Нехотя я заглянула в новости в интернете и…
Больше вообще ничего не смотрела и не слушала про ту катастрофу. Намерено.
Позавчера (кажется) в Инстаграме наткнулась на ролик с турбулентностью, где люди в ужасе… Где люди в ужасе. И комментарии со смешливыми смайликами. Ладно, бог с теми, кому смешно.
Мне ни разу не смешно. Вчера я всё же села за компьютер и посмотрела несколько роликов на ютубе про тот сгоревший в Шереметьево самолёт. Послушала, почитала о версиях происшедшего. От молнии до теракта с происками конкурентов.
Мне, в общем-то, не особо интересно, почему это произошло. Возможно, я не права, но я считаю, что нам не под силу что-то изменить в мире. Возможно, когда-нибудь… Но сейчас! Мы не остановим войны корпораций. Мы не уберём с неба все молнии. Мы не выявим всех террористов. Но ведь что-то мы всё же можем сделать!
Да, мы не выдадим всем пассажирам парашюты. Но нужно повышать безопасность полётов! Однозначно.
Возможно, что-то изменилось в небе? Я и раньше очень много летала. Одна, с детьми, в отпуск, на сессии, по работе… Летала и на реактивных, и на турбовинтовых самолётах. Ту, Ан, Як, ещё какие-то мелкие.
Что изменилось в небе? Раньше, помню, летим, включается командир корабля (пилот): «Уважаемые пассажиры, мы входим в зону турбулентности. Просьба занять свои места в салоне и пристегнуться. Минут через пятнадцать мы выйдем из этой зоны». Раньше это всё было прогнозируемо? Почему сейчас самолёт начинает неожиданно трясти так, что тележки с напитками подлетают до потолка, обливая кипятком пассажиров?
Я помню, как в длительном полёте с разрешения стюардессы выпускала побегать по салону свою маленькую двухгодовалую дочурку. Выходит, я сумасшедшая мать? Кааак я могла так поступать? Или стюардессы были сумасшедшие? Ведь в любой момент могло произойти всё что угодно.
Да, помню, были инциденты во время посадки воздушного судна. И болтанка была сильная, и рывки такие, что женщины визжали. Но люди сидели пристёгнутые в это время, и никто не пострадал ни разу. Почему сейчас всё иначе. Турбулентность стала злой и непредсказуемой? Небо стало другим, ухабистым, что ли? Разбились воздушные дорожки? Не верю. Хотя… Кто знает… Возможно это так и есть.
Увидела в ролике, как мужчина из того несчастного сгоревшего самолёта (счастливый мужчина!) рассказал, как две стюардессы вытащили его на себе из горящего и задымлённого салона. Он сам бы не выбрался, сказал огромный и толстый (кг 200 точно) мужчина. И он очень благодарен девочкам.
В одном из роликов – лица этих девочек-стюардесс в первые минуты после выхода из самолёта. На них – счастье. Что спаслись сами, что спасли людей (хоть сколько человек), что выжили в аду. На видео видно, что они покинули самолёт последними (из оставшихся в живых… наверное).
А ещё на видео видно, как волокут чемоданы по лётному полю те, кто выкатился по надувному трапу первыми. Это как? Вот только не надо мне сейчас рассказывать, что это были пассажиры бизнес-класса, поэтому их баулы стояли рядом с ними и они легонько их подхватили и выпали из самолёта за долю секунды. Не надо рассказывать не потому, что я не верю, что так и было на самом деле. Возможно, так и было. НО!
Когда всё решают даже не секунды, а доли секунды… Какие нахрен чемоданы! Нет слов. Оставшихся в живых пассажиров вывели из горящего самолёта за 55 секунд. А если бы эти товарищи, которые в шоковом состоянии (и это их оправдывает на самом деле! да!) не могли отцепиться мозгами от своих чемоданов, не хватались за свои трусы с ботинками, то спаслось бы больше людей. Пусть на десять, пять, двух, одного человека. Пусть! Но люди не спаслись. Им не дали шанса. Трусам дали шанс, а им нет.
Да. Я умная. Я всё понимаю. Я знаю, что есть что-то ещё выше всего этого. Что всё не случайно. Что тот, кто погиб, погиб не просто так. Но чёрт возьми! Я сейчас не о Боге говорю, не о карме, не о провидении. Я говорю о людях, которые волокли свои чемоданы за собой. Кто они после этого? Сама спросила, сама ответила и… Стёрла.
Безопасность полётов. Не буду – про лётчиков. Там и так всё понятно. Должны быть здоровыми физически и психически, опытными, профессионалами своего дела должны быть. Я – о девушках-бортпроводницах. Зачем они нужны на воздушном судне? Ответ только один – для красоты. Раньше полёты на самолётах были намного дороже других видов передвижения. Нужно было привлечь пассажиров. Создать вокруг воздушных судов ореол романтичности, ещё чего-то привлекающего людей. Но это раньше.
А сейчас? Толпы пассажиров летают на самолётах. Огромные толпы на огромных самолётах. Самолёт стал доступен по деньгам почти всем. Привлекать уже не надо. Пора заняться другим – обеспечить безопасность этим толпам.
Что могут тоненькие красавицы? Да, толкать тележку с кормом для пассажиров они смогут. Налить кофе-чай в пластиковый стаканчик смогут. Улыбаться красиво смогут. Проверить, все ли пристёгнуты смогут… Убрать горы мусора после свиней-пассажиров (всегда удивляюсь, как можно оставить после себя в салоне такую помойку?!) смогут. Они даже смогут принять роды у беременной женщины (их научили этому).
Но вот в критической ситуации многого эти девушки не смогут. И просто из-за того, что у них не хватит сил. В таких страшных происшествиях нужна банальная физическая сила. Вытащить толстого мужчину из салона побыстрее. Дать в морду находящемуся в жабном шоке (жаба давит) пассажиру, пытающемуся спасти свой грёбаный чемодан во что бы то ни стало (пусть это даже станет в несколько человеческих жизней). Открыть быстро дверь из салона самолёта. Здесь везде нужна мужская сила! А не женская красота!
Не надо, чтобы мужчины эти были похожи на штангистов-культуристов. Пусть это будут нормальной внешности и фигуры мужчины, но хорошо подготовленные физически.
Что я сказала такого, что невозможно сделать? Почему это не делается? Может, я говорю вещи, которые невозможно понять? Что здесь непонятного? Нет. Не так. Что здесь непонятного?!!!
И да. Ещё забыла. Почему, когда садился самолёт и катился по полосе, оставляя за собой горящий след топлива, рядом не было видно пожарных машин? Разве не было известно, в каком именно месте приземлится самолёт? Разве нет в аэропорту Шереметьево пожарных машин? Разве не было возможности залить пеной самолёт в момент его соприкосновения с землёй? Ну, или хотя бы попытаться сделать это, расставив пожарные машины вдоль посадочной полосы?
Что я сейчас опять говорю непонятного или такого, чего нельзя было бы сделать? Да, я всего лишь женщина, несведущая в этих вопросах. Но ведь у нас есть соответствующие службы?
Вон те товарищи, которые вгрызлись в свои чемоданы, сориентировались за какие-то доли секунды и спасли свои трусы, а аэродромные службы за пятнадцать минут (а именно столько времени ушло у самолёта на то, чтобы вернуться) не сообразили, что им надо делать и погубили своим бездействием людей.
Поорали, поорали все… И тишина. Все уже забыли об этом страшном случае. Выводы никто, кто должен был сделать, не сделали.
Заканчиваю эту статью. С меня хватит на сегодня неприятных мыслей. Точка.

Что здесь непонятного?!