Чужой голос из моего прошлого

Я обожаю это время – конец августа и сентябрь. Позднее лето, ранняя осень. Тепло (солнце греет), сытно (полно овощей-фруктов), легко (не надо тепло одеваться). Мне всегда очень и очень комфортно в эту пору. Сегодня утром зашла в кухню, а там, в плетёной корзиночке – помидорчики, ароматные перцы. Как здорово! Надо будет ещё сегодня арбузик купить или дыньку, подумала я… Но это я так, просто в голову пришло сейчас. А вообще-то, сегодня я буду писать о голосе. Голос этот – из прошлого. Чужой голос из моего прошлого.
Дело было так. Как-то раз я зашла на YouTube и стала забивать в строку поиска по очереди места, где мне пришлось жить (ну вот, захотелось мне так). И смотреть видеоролики…
Помню видеоролик под названием «Дождь в городе». Этот ролик – видеозапись продолжительностью в десять минут. Без комментариев, просто дождь, просто в городе. Человек просто стоит около дома, в котором я жила (надо же было так совпасть!) и просто снимает на мобильный. Лето, идёт дождь. Мимо проезжают машины, шурша по лужам шинами. Пасмурное прибалтийское небо.
На меня сразу же накатили воспоминания… Вот я гуляю с подружкой. Мы идём с ней по улице, две красивые девчонки восемнадцати лет. Я светленькая, она чёрноволосая.
Вот от дома отъезжает свадебный кортеж. Все машины чёрные (так было модно тогда), украшены… Ой, я сейчас вспомнила, что машины были украшены астрами! Ведь был сентябрь тогда. И дубовыми веточками. Дубовые зелёные листья и яркие астры окаймляли капот машины. На крыше первой машины – два свадебных золотых кольца.
Вот я перехожу дорогу по пешеходному переходу с коляской, в которой спит маленькая дочка. Напротив дома вход в городской парк…
Но в этом ролике не было голоса. Голос был в другом, в следующем, который попался мне на глаза.
Ролик снимал мужчина примерно моего возраста. Снимал совсем недавно. Он с женой в отпуске решил приехать туда и посмотреть на место, где проходила его (их) молодость. Заброшенный военный городок вызывает грусть. Заросшие бурьяном развалины зданий, которые когда-то были в полном порядке. Я сразу вспомнила ухоженные дорожки, газоны, побеленные стволы деревьев. Концерты по воскресеньям на центральной маленькой площади, когда ребята офицеры играли и пели популярные тогда песни.
Вот здание магазина. Вспомнила, как я, когда была беременной второй дочкой, стояла в очереди в военторге за продуктами. И мне вдруг стало плохо. Я почувствовала, как накатывает недомогание. Спокойно вышла из магазина, зашла за здание. Присела на сырую осеннюю траву и… Потом ничего не помню. Очнулась через какое-то время от холода. Я лежала на траве, свернувшись калачиком. Поднялась, отряхнула одежду и пошла в магазин. Дома спит пятилетняя дочка, вечером придёт домой муж, которого нужно кормить. Какие такие обмороки? Я не имею права чувствовать себя плохо!
Сейчас вспоминаю и удивляюсь. Так удивляюсь себе! Откуда в этой двадцатипятилетней девчушке было столько самообладания и силы?! Мама с папой далеко. А здесь её никто не пожалеет – она знала это. Надо быть сильной.
Я сейчас совсем другая. Трусиха! Чуть что, какое-нибудь малейшее недомогание – у меня паника сразу. Мда. Избаловали меня мои близкие.
Но вернусь к ролику. Приятный мужской голос комментировал то, что снималось, обращаясь, видимо, к будущим зрителям. «Вот здесь, помните, ребята, мы прятались от начальства и… А вот здесь мы играли в карты… А вот сюда мы ходили за чешским пивом… А вот школа!.. А в этом доме номер двенадцать жил Володька (фамилия)…» Я вижу дом, в котором жили мы.
Приятный голос приятного человека рассказывал о своём прошлом легко и весело. Иногда мужчина поворачивал камеру, и в кадр попадало улыбающееся лицо женщины, его жены. Они до сих пор любят друг друга, подумала я. И мне стало… больно. Это была чужая жизнь, чужое прошлое. Этот голос… Чужой, и в то же время такой близкий мне. Близкий по духу, по мироощущению. Почему?! Кто? Кто отнял у меня моё прошлое? За что?!
Ведь я жила совсем по-другому. А должна была жить именно так, как жили (и живут) они. Легко, весело, в любви. И сейчас меня должны были любить так же, как любят эту женщину, мелькнувшую в кадре.
Зависть – страшное чувство. Ну его… к лешему.

Чужой голос из моего прошлого