Глава 10. Которая намекает, что разницы между «там» и «здесь» нет (Волшебница Провинциального города)

Лара опаздывала. Маршрутка простояла на мосту через реку в пробке полчаса. Теперь, подъезжая к своей остановке, Лара понимала, что к девяти часам она на работу уже не успевает. На ювелирной фабрике, где она работала, была строжайшая дисциплина. На проходной стояли вертушки, пропускающие по электронным пропускам. Всех опоздавших (даже на несколько секунд) компьютер фиксировал и заносил в список, который ложился на стол директору прямо с утра. Такой порядок завёл ещё прежний руководитель предприятия. И Ларе совсем не хотелось предстать пред очами нового директора в этом списке в первый же день его работы.
Выскочив из маршрутки, Лара посмотрела на часы – без десяти минут девять. Если идти быстрым шагом, путь до проходной занимал двадцать минут. Лара побежала по дорожке в сторону фабрики. Мороз стоял под сорок градусов, встречный ветер обжигал лицо. У неё тут же покрылись инеем ресницы и воротник новой белой шубки. Лара поняла, что не осилит эту дистанцию бегом в такой мороз. И она перешла на шаг. «Так, спокойно! – приказала она себе. – Ну, опоздаю. Что теперь?»
Лара выключила все свои мысли. Нужно было чем-то занять мозг, чтобы он не рисовал страшную картину списка опоздавших с её фамилией. И Лара стала представлять висевшие на проходной часы и время на них – без двух минут девять. Лара шла и, как солдат, отсчитывала шаги. Раз-два, раз-два, раз-два… В голове пусто – мыслей нет. Чувств тоже никаких. Перед глазами картинка – часы с нужным ей временем.
Когда Лара подошла к проходной, часы показывали без двух минут девять. Почему-то она даже не удивилась этому. Лара даже не стала задумываться, как ей удалось на путь до фабрики потратить восемь минут вместо привычных двадцати. Она прошла через вертушку, пикнув пропуском. Войдя в здание, Лара расстегнула шубку. Зайдя в лифт, она нажала на кнопку третьего этажа, где находилась бухгалтерия. Следом за ней вошёл какой-то мужчина и нажал кнопку пятого этажа. Лара поправила, глядя в зеркало, волосы и повернулась к мужчине.
Мужчина посмотрел на Лару, и у него сам по себе открылся рот. Он смотрел на неё, и в глазах у него был неподдельный ужас. Это был Гоблин. Лара тоже испугалась. Ей показалось, что она очутилась в Большом городе. «Я сплю?» – спросила себя Лара. «Нет, не сплю», – ответила она сама себе. «Может, это он спит, и я – в его сне?», – подумала Лара, и ей стало смешно. Она широко улыбнулась и сказала: «Здравствуйте!» В этот миг лифт остановился на третьем этаже, и Гоблин пулей выскочил из него. Он побежал к лестнице, а Лара в недоумении пошла по длинному коридору в направлении к бухгалтерии. Около кулера стояла Клара, она набирала в чашку горячую воду. Когда Лара поравнялась с ней, Клара удивлённо сказала:
– Ну, ты даёшь! Уже с новым директором в лифте прокатилась?
– Как это, с новым директором? – удивилась Лара.
– Так это! – подмигнула ей подруга.
Ближе к обеду по фабрике прокатился слух, что новый директор уже уволился, не объяснив причины. Все недоумевали, что такое могло случиться, чем фабрика ему не угодила? Сначала Лара подумала, что ей показалось. Это не Гоблин. Тогда почему он выскочил из лифта? Ему же нужно было на пятый этаж! Но он не доехал, решил выйти раньше и направился к лестнице. «Это он! Но как такое может быть?» – думала Лара, глядя в монитор своего компьютера, и никак не могла сосредоточиться на работе.
В обеденный перерыв в столовой Лара утащила Клару за дальний столик. И пока они обедали, шёпотом рассказала ей историю про своё знакомство с Гоблином в лифте в Большом городе. Клара тоже удивилась такому совпадению. Она рассказала Ларе, что Гоблина хорошо знает, так как работала с ним несколько лет на одном из предприятий города. Клара специалист по кадрам, и поэтому знала о нём всё. Гоблин родом из деревни в пятнадцати километрах от Провинциального города. Он окончил институт и каким-то образом выбился наверх в большие начальники.
Клара рассказала, что работать с ним просто невозможно. Человек он высокомерный, злой и мстительный. Хотя, как специалист, проявил себя хорошо. Поэтому вышестоящее начальство его ценило. Несколько лет назад Клара даже уволилась из-за него с предприятия. Она занималась подбором кадров, и на этой почве у неё с директором были постоянные разногласия. «Вымотал все нервы», – констатировала Клара. Потом она слышала краем уха, что ему предложили работу в Большом городе, и он уехал. Вообще непонятно, как он согласился снова вернуться в Провинциальный город. Говорили даже, что он сам сюда напросился. И его увольнение в первый же день работы на предприятии теперь выглядит очень странным.
– Лар, ты думаешь, он тебя испугался? А почему? – спросила Клара.
– Да не знаю я! Но странно это всё, – задумалась Лара.
– Если честно, то я так рада, что он сбежал! Спасибо тебе, Ларка!
– За что? Я тут причём? – искренне удивилась Лара.
– Не знаю. Но то, что ты здесь очень даже причём – это точно.
– Вот и хорошо! Пусть едет в свой Большой город обратно. Понаехали тут! – рассмеялась Лара.

***

Увидев Лару в лифте, Гоблин так перепугался, что потерял дар речи. Он стремглав влетел в свой кабинет, громко хлопнул дверью (чем сильно перепугал девушку-секретаря в приёмной), закрылся на ключ и тут же стал звонить в Совет директоров. Когда на том конце провода ответили, то он ничего не мог выговорить, только мычал. Этим он сильно озадачил своего работодателя. Гоблин бросил трубку. Открыл бутылку воды и отпил несколько глотков прямо из горлышка. Потом сидел минут десять в кресле за столом, глядя в одну точку. Телефон звонил не переставая, но он не брал трубку.
Немного успокоившись, Гоблин позвонил на своё прежнее место работы, выразив горячее желание вернуться обратно. Получив согласие, он написал заявление об уходе, отдал его секретарю, собрал свои вещи и уехал с фабрики. Его ещё даже не успели оформить на работу официально. Поэтому фактически он проработал (если можно так выразиться) на фабрике буквально меньше часа.
Гоблин ехал с фабрики в своей машине и раздумывал о том, что с ним произошло. «Ничего не понимаю! Как она оказалась здесь? – думал он. – Ведь она там, а я здесь. Ужас! И опять в лифте! Я теперь вообще ни в один лифт ни разу не зайду! Вдруг она опять там возникнет? Она что – преследует меня?»
На мосту снова была пробка, и машина остановилась. Понемногу Гоблин успокаивался. Он думал о том, что рад вернуться в Большой город. Пусть он будет производить туалетную бумагу вместо ювелирных украшений, зато не будет каким-то там провинциалом-деревенщиной. И ещё он очень надеялся на то, что никогда больше не встретится с Ларой. «Точно – её зовут Лара! Так сказали те парни из города с красными машинами!» – вдруг вспомнил Гоблин.
В этот же день он вернулся домой в Большой город, чем очень обрадовал свою жену. Которой очень не хотелось снова возвращаться в Провинциальный город. Жена Гоблина не понимала, что происходит с её мужем в последнее время. Ни одному его слову про какой-то странный город, о котором он ей рассказал, она не верила. «Надо бы показать его докторам», – подумала жена и стала обзванивать подруг в надежде узнать про какого-нибудь хорошего врача, который вылечит её мужа от мании преследования его какими-то ведьмами из лифтов.

Продолжение следует