Глава 11. В ней мы узнаём, у кого ещё, кроме птиц, есть крылья (Волшебница Провинциального города)

Август раскалил асфальт. Было так жарко, что лето начало уже утомлять. Хотелось прохладного комфорта. «Понимаешь, я не бухгалтер. Я экономист!» – говорила Лара Кларе. Они сидели в открытом кафе и ели мороженное. Вокруг кружили осы, и Лара уже пожалела, что пригласила подругу именно сюда. Она хотела поделиться с Кларой своими мыслями по поводу работы. А мысли были такие, что Лара хотела уволиться и найти работу по специальности. Бухгалтерия всегда была для неё слишком скучной.
– Ты с ума сошла, Ларка! – сердилась Клара.
– Почему? – невозмутимо спрашивала Лара.
– Ну, вот почему я должна тебе объяснять прописные истины? Большая девочка уже, сама всё понимаешь. В наше время найти нормальную работу практически невозможно.
– Не знаю, кто прописал такие истины. Но я знаю одно – это чужие истины. Мои истины совсем другие.
– Опять ты за своё! С тобой разговаривать бесполезно – я знаю. Если надумала уйти, уйдёшь всё равно.
Клара хорошо знала свою подругу. Она не стала спорить с ней, уговаривать её остаться. На следующий день Лара написала заявление и уволилась с фабрики. Работу она нашла через неделю. К удивлению всех своих друзей и знакомых. Ларе просто сказочно везло. Она не боялась увольняться – знала, что работа всегда найдётся. Было бы желание. И, похоже, именно вот эта её железобетонная уверенность каким-то невероятным образом влияла на поиски работы. Работа всегда легко находилась. Труднее было услышать подсказку, та ли эта работа.
Лара решила устроиться в отель «Интурист» экономистом. Когда она пришла в отдел кадров, ей сказали, что вакансия уже занята. Но неожиданно предложили должность начальника службы размещения. Лара засомневалась, ведь она в этой деятельности абсолютно ничего не соображала. «А там и соображать ничего не надо, – успокоила её работник отдела кадров, – там надо просто командовать людьми». Единственной трудностью было выучить английский язык. Директор дал срок в два месяца, и Лара сомневалась, успеет ли за такой короткий промежуток времени.
Но Лара решила попробовать. Тем более, что зарплату пообещали просто огромную. Ну, оно и понятно – тридцать человек в подчинении. Гости отеля в основном далеко не бедные люди, иностранцы. И то, как будут содержаться номера, играло большую роль для отеля. Лара немного удивлялась, что такое хорошее место работы оказалось свободным. Но слишком долго думать об этом не стала и согласилась.
Странности начались в первый же день работы. С утра её вызвал к себе директор. Это был молодой мужчина с ранней сединой в висках. Он держал ровно спину и говорил командирским голосом. «Прямо, как бравый офицер», – подумала Лара. Директор улыбнулся и сказал: «Запомните – тем, кто сумел мне понравиться, я плачу вдвое больше, чем положено». «Ага», – ответила Лара только потому, что нужно было что-то ответить. «А вот «ага» не надо», – строго сказал директор.
Весь день Лара удивлялась всему, что видела вокруг себя. Ей показали её рабочее место – стол и кресло. «А компьютер где?» – спросила она удивлённо. «Зачем вам компьютер? Вы что на нём делать будете? Всё, что нужно, делаю я», – удивилась в свою очередь женщина лет пятидесяти, её заместитель, как она представилась. Женщина рассказала, что все графики и планы составляет она. Когда Лара спросила, что же ей всё таки делать (не сидеть же весь день за этим пустым столом?), то женщина пожала плечами: «Пару раз в день можно проверить, как работают горничные».
Потом был обед. Обедали все в маленьком ресторанчике, специально отведённом для персонала отеля. Лара подошла к стойке и попросила себе тарелку супа. Когда она взяла её в руки, то женщина-заместитель с ужасом в глазах отобрала у неё тарелку и предложила ей присесть за столик. «Вам всё подадут!» – делая страшные глаза, сказала она. И добавила: «Вы же начальник». Лара села за столик, вокруг неё начали суетиться работники  с таким подобострастным видом, что ей стало не по себе. «Чего это они?» – думала Лара, наблюдая за тем, как все хотят ей во что бы то ни стало угодить.
Лара начала есть суп и вдруг вспомнила слова директора о том, что он платит вдвое больше тем, кто сумеет ему понравиться. «Наверное, здесь так принято – стараться понравиться своему начальству», – подумала Лара, и у неё тут же пропал аппетит. Причём аппетит так и не вернулся к ней. За первую же неделю работы в отеле Лара похудела, наверное, килограмм на пять и превратилась в стройную красотку. В теле появилась приятная лёгкость. Но радоваться почему-то совсем не хотелось. К тому же, каждое утро Лара постоянно опаздывала на работу.
Транспорт упрямо не хотел везти Лару к отелю. Маршрутки ломались, водителей останавливали гаишники, пробки образовывались там, где их раньше никогда не было. Такси не вызывалось, оно игнорировало её обращения. А однажды автоответчик такси начал разговаривать с ней на английском языке, чем не на шутку перепугал её.
Странным было то, что ей никто ни разу не сделал замечание по поводу её опозданий. Хотя, почему странным? Она подчинялась только одному человеку в отеле – директору. Видимо, ему было абсолютно безразлично, опаздывает она на работу или нет. Немного подумав, Лара сделала вывод (причём не очень утешительный), что директору она должна понравиться чем-то другим.

***

В этот день Лара, как ни странно не опаздывала. Автобус шёл по расписанию, гаишники не обращали на него внимания, и пробки вдруг решили в это утро образовываться где-нибудь в другом месте. «Вот и чудненько!» – радовалась Лара, глядя в окно на проплывающие мимо городские пейзажи. Когда первая половина пути была уже позади, вдруг у автобуса что-то случилось с дверями. Они начали сами по себе открываться и закрываться. Водитель и кондуктор были в полном недоумении. Водитель остановился и минут десять пытался понять, что происходит. Так ни до чего не додумавшись, он решил всё же продолжить свой путь до конечной остановки. Причём, когда автобус останавливался, двери открывались. Когда он трогался с места, двери снова начинали закрываться-открываться. Наверное, удивлённый сам собой, автобус ехал очень медленно, хлопая дверями, как крыльями. И Лара снова опоздала.
Лара считала очень странным то обстоятельство, что горничными работали женщины практически все с высшим образованием: учителя, бухгалтеры и экономисты, программисты и даже юристы. Потом она узнала, что их зарплата здесь была высокой, она превышала в разы те деньги, которые они зарабатывали на прежних местах. Работа горничной была очень тяжёлая физически. Но всем этим женщинам, видимо, были очень нужны деньги, раз они выбрали для себя это занятие.
За неделю Лара так набездельничалась на своей новой работе, что у неё уже начиналась депрессия. «Да я здесь разучусь что-либо делать вообще!» – подумала она однажды, жуя без аппетита котлету во время обеда. После обеда к ней в кабинет зашла девушка-горничная. «Я с понедельника ухожу на больничку», – сказала она глядя мимо Лары. Девушка была беременной, на седьмом месяце. «Хорошо», – ответила Лара. Девушка вышла. Вдруг в кабинет вбежала женщина-заместитель и закричала:
– Вы зачем её отпустили на больничку?!
– А что – не должна была? – удивилась Лара.
– Да! Надо было запретить!
– Как это? Заставить работать беременную женщину против её воли, не обращая внимания на её самочувствие?
– Хорошо, – неожиданно спокойно ответила женщина и вышла из кабинета.
Скоро она вернулась, держа в руках два комплекта рабочей одежды горничных синего цвета, и спокойно сказала: «Завтра мы с вами идём убирать номерной фонд. Ничего страшного  – всего-то девяносто два номера на двоих». Потом она объяснила Ларе, что, узнав о том, что одна из горничных берёт больничный, ещё несколько человек из смены решили сделать то же самое. Работа и так была каторжной, и никому не хотелось в нагрузку убирать чужие номера. Подменить этих женщин было некому, а поэтому начальник службы размещения со своим заместителем должны были сделать эту работу сами.
Хорошо, что это была пятница. Лара тут же написала заявление и в понедельник уволилась. У неё был испытательный срок, и сделать это оказалось просто. Лара совсем не расстроилась из-за своего увольнения. Она расстроилась из-за того, что ей было жалко… автобус. Тот самый, который так яростно махал крыльями и, скорее всего, угодил в ремонт. Он, бедняга, хотел в тот момент взлететь и унести Лару куда-нибудь подальше от этого отеля, где… Хотела сейчас тут гневно осудить тех, кто заставляет работать беременных женщин против их воли. Кто заставляет? Да никто. Сами они себя заставляют работать там, куда даже автобусы везти не хотят – упираются крыльями, как могут.

Продолжение следует