Глава 12. В которой мы удивляемся, что иногда цветы в горшках не поливают, а они живы (Волшебница Провинциального города)

“Я экономист, а не надзиратель!” – кричала Лара в трубку телефона. Она уже минут десять доказывала Кларе, что правильно сделала, уволившись из отеля. Клара подругу не понимала и возмущалась: “Да ты сама не знаешь, кто ты!” Наконец, Лара устала спорить и закончила разговор: “Ну всё. Давай о другом поговорим”. Но так как о другом не говорилось, они обе положили трубки, недовольные друг другом.
Лара зашла на сайт поиска работы. “Та-ак. Что тут у нас новенького появилось за неделю?” – спросила она, разглядывая объявления. “Требуется экономист”, – прочитала Лара. “О! То, что надо!” – обрадовалась она. Предприятие оказалось молочным заводом. Находилось оно на улице со странным названием “Гора”. “Улица Гора, дом номер пятьдесят восемь”, – записала Лара в мобильник и, позвонив по указанному телефону, стала собираться на собеседование.
Завод Лара нашла быстро. Пройдя через проходную, она вошла в здание, где находилась администрация предприятия. И сразу же увидела дверь с надписью “Экономисты”. “О! То, что надо!” – уже в который раз за сегодняшний день подумала Лара. Она открыла двери кабинета и остановилась в пороге. То, что она увидела, очень сильно удивило её. А дело в том, что с внешней стороны здание выглядело довольно прилично. Да и коридор был нормальным – обычным офисным коридором. А вот комната, где сидели экономисты…
Комната напоминала тюрьму (какой её иногда показывают по телевизору), только вместо двухъярусных коек там были столы. Два маленьких окна почти совсем не пропускали свет, их давно никто не мыл. Грязные тюлевые занавески передавали привет из прошлого века. Потолок был таким низким, что его можно было легко потрогать рукой. В десять квадратных метров кто-то самым непостижимым образом воткнул пять столов, пять компьютеров, пять мониторов, пять лазерных принтеров и десять стульев. Линолеум на полу был ободран до неприличия. В кабинете было жутко душно. Лампы на потолке светили тускло, одна лампа противно мигала.
Слегка придя в себя, Лара спросила, где находится начальник экономического отдела. Ей сказали, что рядом. Не понимая, почему она не сбежала отсюда сразу же, Лара постучала в соседнюю дверь и зашла в кабинет, который напоминал одиночную камеру. Туда смогли впихнуть только стол и три стула. Странно, но за столом сидела красивая женщина лет сорока пяти. Она была хорошо одета, волосы были уложены в красивую причёску. Весь её важный вид говорил о том, что она здесь хозяйка.
– Что надо? – неожиданно грубым голосом спросила она, уставившись на Лару.
– А я… Э-э-э… – Лара вдруг забыла, зачем пришла сюда.
– На работу проситься пришла?
– Э-э-э…
– У тебя что, пластинку заело? Иди в отдел кадров! Некогда мне тут с тобой разговаривать. Закрой дверь с той стороны! – прикрикнула на Лару Хозяйка этой горы.
Лара пошла по коридору, читая надписи на табличках. “Отдел кадров. Мне сюда”, – сказала она вслух. “Нет! Тебе не сюда!” – вдруг услышала Лара голос. Она посмотрела по сторонам, но никого не увидела – коридор был пустым. “Сюда-сюда, Лара! А ты не лезь, куда не просят!” – вдруг одному голосу ответил другой. Лара испугалась. Ей показалось, что она сходит с ума. Она остановилась перед дверями, собираясь постучать. Первый голос крикнул:
– Стой! Не делай этого!
– Давай, Лара, заходи! Не слушай плохих советов, – тут же сказал Второй голос.
– Сам ты плохой советчик! – ответил Первый голос.
– Всё идёт, как надо! Она кто? Экономист. Значит, ей туда и дорога, – сказал уверенно Второй голос.
– Куда?! – испугался Первый голос.
– Куда-куда? На Кудыкину Гору! То есть, на Гору – прямиком в экономисты, – спокойно объяснил Второй голос.
Лара заметила, что Второй голос был намного рассудительнее и спокойнее, чем Первый. Первый голос говорил очень эмоционально.
– “Всё идёт, как надо!”– передразнил Первый голос, подражая Второму. – Только вот вопрос – кому надо?
– А об этом мы умолчим, – ответил Второй голос.
– Почему умолчим? – спросил Первый голос.
– И об этом тоже умолчим, – строго сказал Второй голос.
В это время дверь открылась, и в коридор вышла симпатичная женщина маленького роста. Она вернулась в кабинет, пригласив Лару, последовать за ней. Через полчаса Лара вышла из отдела кадров молочного завода с новеньким заламинированным пропуском на предприятие. “Завтра в девять утра ждём вас”, – улыбаясь сказала ей Маленькая женщина на прощание.
Лара не понимала, что с ней происходит. Обычно она вела себя совсем иначе. Она никогда никого не слушала и думала только своей головой. Продавцам в магазинах всегда было просто невозможно втюхать ей то, что она не хотела покупать. На работе она всегда имела своё мнение, с которым не спешила расставаться в угоду кому бы то ни было. И вдруг, она устроилась работать в тюрьму. Только на этот раз уже не надзирателем, а узником. “Наверное, надышалась я в том кабинете, где сидели экономисты, каким-то усмирительным газом. Может, завтра утром всё пройдёт?” – подумала Лара и пошла домой.
Утром ничего не прошло, потому что Лара покорно пошла на свою новую работу. “Я теперь экономист, а это звучит гордо”, – успокаивала она себя, пока ехала в автобусе. Ей показали рабочее место, где она должна трудиться. Это был стол, который стоял у самой двери. Он даже немного загораживал собой вход, и посетители, заходя в дверь, каждый раз задевали бумаги на столе Лары. Отчего те веером рассыпались по полу. Между столами можно было с трудом протиснуться только в том случае, если двигаться боком. Ларе на стол водрузили стопку папок, и её рабочий день начался.
Уже через час работы Лара почувствовала, что больше не может сидеть в такой духоте. На улице было очень жарко, а в кабинете было ещё хуже. Многочисленная оргтехника работала и дополнительно нагревала пыльный воздух помещения. Что такое кондиционер, здесь никто даже не знал. В одном окне была открыта совсем крохотная форточка, и толку от неё не было вообще. Хотя, наверное, всё же толк был. Её наличие не давало упасть в групповой обморок коллективу экономистов Горы.
– Давайте откроем окна! – предложила Лара.
– Нельзя, – ответила ей пожилая женщина по имени Груня (так её звали все вокруг).
– Почему нельзя? – удивилась Лара.
– Окна забиты гвоздями. Причём уже очень давно. Если мы и сможем отодрать эти гвозди, то потом не сможем закрыть окна на ночь. Сигнализация не включится, и нам всем попадёт за это, – терпеливо объяснила тётя Груня.
Лара сидела дальше всех от спасительной форточки, и поэтому уже к обеду у неё кружилась голова от духоты. Слева от неё сидела молоденькая девушка с длинными тёмными волосами. Девушка была беременной и очень бледной, звали её Нюрой. Справа от Лары сидела молодая женщина по имени Жанна, она была крупной блондинкой. У Жанны на лице была маска высокомерного недовольства, которую она не снимала никогда. Ещё в кабинете сидела женщина средних лет по имени Барбара. От Барбары постоянно пахло спиртным.
– Ну, давайте, хотя бы дверь откроем! – взмолилась Лара.
– Нет! Рядом кабинет Хозяйки горы. Нельзя, чтобы она слышала, о чём мы здесь говорим. Вдруг ей что-нибудь не понравится? Нас всех тогда лишат премии, – назидательным тоном ответила тётя Груня.
Во время обеденного перерыва Лара прошлась по улице Гора туда и обратно. Ей стало полегче на свежем воздухе. Когда она вернулась на завод, то увидела, что к офисному зданию подъехала машина-фургон с надписью “Свежая выпечка”. В офисе царило оживление. Прямо в коридоре поставили стол, и полная женщина огромного роста с лицом бульдозера бойко торговала румяными булками, ватрушками и лепёшками с сыром. К столу выстроилась огромная очередь. Аромат выпечки, от которого текли слюнки, наполнил всё здание. Лара тоже не удержалась и купила себе лепёшку с сыром.
Лепёшка оказалась очень вкусной. С неё стекал жир, и Ларе пришлось потом идти в туалет мыть руки с мылом. Когда Лара вернулась в кабинет, то поняла, что не сможет просидеть здесь до вечера. Она решительно встала из-за стола и пошла на проходную. Подойдя к охранникам, она попросила открыть окно в кабинете. Один из мужчин согласился помочь. Через полчаса гвозди были выдернуты и окно распахнуто настежь. В кабинет ворвался свежий ветер. Грязная шторка взвилась, как флаг, знаменуя победу над духотой.
Женщины-экономисты остаток рабочего дня сидели с испуганным видом. “Что Хозяйка горы скажет?!” – читался в их глазах ужас. От страха они не могли даже радоваться. Но странное дело – никто из начальства ничего не сказал. Только вечером пришлось потратить некоторое время, чтобы закрыть плотно старые оконные рамы. Мигающая лампа вдруг перегорела и погасла. Видимо, тоже от страха. Теперь стало уже легче не только дышать, но и смотреть. Лара наслаждалась свежестью воздуха, ароматом травы под окнами. Вечером, уходя домой, она сняла с окон тюлевые занавески, чтобы постирать их дома.
Утром следующего дня Лара пришла на работу специально пораньше. Открыла настежь окно и дверь, проветрила хорошо кабинет. Повесила чистые, ставшие белоснежными шторки. Она налила в пустую пластиковую бутылку воды и полила цветы, которые стояли на подоконнике. Цветы, похоже, никто и никогда не поливал. Как в них ещё до сих пор теплилась жизнь, было вообще не понятно. Затем Лара хорошенько протёрла свой стол влажными салфетками и принялась за клавиатуру с мышкой, которые были покрыты толстым слоем жирной грязи. Через полчаса у неё на столе уже всё блестело. Когда все работники пришли, двери закрыли, но в кабинете всё равно было свежо. И Лара с энтузиазмом принялась разбираться в делах дальше.

Продолжение следует