Когда, кому и за что

Иногда напишу что-нибудь. Потом вспомню и думаю: «Боже, что я пишу?» Как там у кота Одуванчика, помните? Надпись на сумочке: «Боже, что я несу?!» Так и я. Напишу, а потом думаю, зачем я это написала. ?. Но борюсь с собой. Со своей дурацкой привычкой борюсь – всё удалять. Чуть что не так, я сразу же «клац», и все дела. Если бы я поддавалась этому клацающему искушению, у меня бы на сайте ничего не осталось, наверное. 😀
А потом оказывается, что именно то, что я уничтожить хотела, больше всего людям и нравится. Именно эти статьи читают и перечитывают. А я… Клац. Ну вообще.
Я, кстати, и людей вот точно так же из своей жизни удаляю, если вдруг пойму, что… Да фиг знает, что там я пойму. Иногда даже не понимая ничего удаляю. Не понимая, но чувствуя что-то.
Простить могу многое. Всё могу простить. Но вот когда к моим детям относятся плохо, то всё… Пиши – пропало. Пропали дружба, любовь, отношения. Я вычёркиваю из своей жизни людей, которые не то что сделали – просто сказали какую пакость про моих детей. Пусть свои пакости держат при себе, если хотят со мной общаться. В себе пусть пакости свои хранят.
Но если я почувствую добро в словах и делах по отношению к моим детям, то этим людям я прощу всё остальное.
Даже если рассталась с кем. Но помню. Добро я всегда помню. А вот зло…
Как там в анекдоте… «Я не злопамятный. Могу отомстить, а потом забыть и ещё раз отомстить». Как-то так. 😀 Это я – не про себя. Шучу так.
Месть. Я за свою жизнь отомстила всего два раза.
Первый. В банке работала тогда. И ходил к нам мужик один пенсию военную получать. Сволочь редкая. Как я потом узнала, над женой издевался постоянно. Ребёнок инвалид, ей и так тяжело, а ещё муж-скотина в доме. И жлоб к тому же редкостный.
Ходил этот майор-пенсионер нервы мне портил постоянно. По любому поводу. Я долго терпела. Но когда он начал однажды орать, что я деньги его пенсионные ворую, моё терпение лопнуло.
Накануне выдачи пенсии приготовила я пару-тройку увесистых мешочков с мелочью денежной. Да ещё до нужной суммы (а пенсия у мужичка хорошая такая была) добавила несколько купюр, подранных в хлам, которые мы периодически сдавали на утилизацию.
И вот стоит этот товарищ в очереди на следующий день, даже не подозревает, что его ждёт. Я ж обычно вежливая до невозможности и дружелюбная до ещё большей невозможности. Всех всегда спрашивала, какими купюрами им пенсию выдать. Крупными или мелкими? Мне какая разница, у меня разных денег полно было. Банк ведь!
Подходит его очередь, а я молча ему – бабах мешки с мелочью, и купюры рваные (как его совесть) перед носом стопочкой положила. Пересчитайте, говорю, не отходя от кассы.
Что было! Ужас. Он орал так, что у народа уши заложило, наверное. А я ему спокойно так, ледяным тоном: «Выйдите вон, не мешайте работать». Убежал, поехал на меня начальству жаловаться. Потом мне позвонил управляющий, поругал слегка.
Всё. Как бабка отшептала. Стал этот клиент банка тише воды и ниже травы. Благодать!
А как-то, где-то через месяц, ехали с мужем на машине и, подъезжая к гаражу своему, в сугробе увязли. Буксуем, выехать не можем никак. Я уже собралась за руль пересесть, как всегда в таких случаях. А муж хотел уже толкать машину. Но тут вдруг этот обиженный мною так жестоко клиент выскочил (он соседом по гаражу нам был) и давай нас толкать что есть силы. Вытолкал из сугроба на раз-два.
Муж удивился очень, говорит: «А что это с ним? Никогда даже не здоровался, а тут так старался помочь!» Я не очень хотела, но рассказала про свою месть. Муж ещё больше удивился и сказал, что я стерва.
А я что, спорю? Стерва и есть. Она самая.
Пока про первую месть писала, про вторую забыла (когда, кому и за что отомстила). Вспомню, напишу. 🙂

Когда, кому и за что