Надо быть добрым, а не добреньким

Когда-то я пришла работать в банк, в маленький филиал. Раньше на этом месте сидела женщина, не очень добрая, мягко говоря. Она была высокомерной стервой, людей за людей не считала, с клиентами была резка и груба. Её все боялись. Снять деньги со своего счёта – было большой проблемой. Люди ходили неделями, просили, выпрашивали свои кровные денежки у молодой, но такой уже злой, женщины, которая с людьми не разговаривала, а лаяла на них. Скоро народ (не дурак ведь) смекнул, что надо нести подношения этой козе бодучей, тогда получишь деньги. И стали нести. Несли годами.
Однажды в этом филиале сократили двух работников, и злая женщина разозлилась ещё больше. Работать за троих?! Ещё чего! Она блефанула, написала заявление об уходе. Абсолютно уверенная в том, что в городке не найдётся ни одного такого же умного человека, как она.
Глава местной администрации позвонил мне и рассказал о вакансии. Я согласилась, хотя, честно признаюсь, было страшно. Такая ответственность! Он отвёз меня к управляющему, и поcле длительного собеседования меня взяли. Злая женщина вредила мне как только могла, ни о какой помощи с её стороны даже речи не шло. Но я справилась.
Как только я начала работать, с огромным удивлением вдруг поняла, что никаких проблем в банке с наличными деньгами не было. Всё это было страшной сказкой для клиентов, чтоб подношения несли. А так, какую бы я сумму не заказала, мне всегда привозили столько, сколько надо – вообще без ограничений.
А люди коробки конфет тащат! Заискивающе в глаза заглядывают. Меня это возмутило. Вот, думаю, редиска, над людьми как издевалась столько времени. Я эти подношения сразу же пресекла. Сказала, что проблем с наличностью не будет, чтобы не волновались. Только, если сумма очень большая, чтобы за три дня заказывали. И всё.
Всё да не всё. У людей проблемы закончились, а у меня начались. Да, вот такой парадокс жизни человеческого общества. Добрых не уважают. Уважают сволочей, которых боятся.
Народ разболтался и разбаловался. Через банк шли выплаты разных пособий, пенсий. Народу много – военный городок, рядом деревня. Раньше в помещении было тихо-тихо, боялись даже шептаться, когда в очереди стояли. А теперь началось: гогот, выкрики, мат. На замечания никто внимания не обращал даже. Пискну своё «потише-пажалста», так даже не слышно в гуле человеческих голосов.
Что делать? Даже не знаю, чем бы всё закончилось. Но вот как-то раз в конце рабочего дня, когда все разошлись, и в помещении стало пусто, ко мне подошла женщина. Уже такая, в возрасте. И сказала мне:
– Танечка, девочка! Да разве ж можно так с нашими людьми?
– Как? – не поняла я.
– Как ты только работаешь в таких условиях? Шум и гам. Ведь с деньгами дело имеешь, ошибаться нельзя.
– А что я могу? Не слушаются меня, – ответила я.
И вот тут добрая женщина повысила голос и сказала мне: «Что ты можешь?! Да ты всё можешь! Но только после того, как расстанешься с привычкой быть для всех хорошей».
Я задумалась над её словами. А и правда! Почему я так себя веду? Хочу быть хорошей для всех? Всем угодить?
А кто хочет быть хорошим для меня? Кто мне хочет угодить? Никто! Идёт игра в одни ворота. Все голы летят ко мне, я безнадёжно проигрываю. Кто ж меня уважать будет?
Буквально на следующий день всё изменилось. Волшебным образом.
При этом я осталась по-прежнему доброй. Просто перестала быть добренькой.

Надо быть добрым, а не добреньким