Наивный

Летели в самолёте из Симферополя в Москву. Снова нам попались места возле запасного аварийного выхода. А что, удобно, свободно. Прямо, как в бизнес-классе. Уселись, дочка говорит:
– Вообще-то, на такие места надо усаживать пассажиров-мужчин. И желательно сильных физически. А не девочек!
– Почему? – спрашиваю.
– Ну, сама посуди. Если что, кто аварийный выход открывать будет?
– А-а-а…
Только она это сказала, подходит мужчина и усаживается рядом с нами. Такой здоровенный – уж точно выход сможет открыть. Тёмно-коричневый загар, белоснежные носки, шорты, рубаха с пальмами. Я с трудом сдерживала смех. А он уселся поудобней и стал… с огромным удовольствием разглядывать с ног до головы стюардессу, которая стояла рядом в это время и объясняла, как надевать кислородную маску.
Взлетели. Командир воздушного судна обратился с приветственной речью к пассажирам. Сначала на русском языке, потом на английском.
– Ну, вообще! – вдруг возмутился пассажир в белых носках на загорелых волосатых ногах, обращаясь к нам. – Хоть бы не позорился!
– Кто? – не поняли мы.
– Да лётчик этот!
– Почему?
– По-английски разговаривать не умеет совсем! Произношение – дрянь. Мне вот даже неприятно слушать!
Я вытаращила глаза от удивления. Сидела, смотрела в спинку кресла передо мной и думала… Вот мне, если честно, так абсолютно пофиг, насколько хорошо говорит на английском языке лётчик! Какая разница вообще?! Главное, чтобы он умел хорошо управлять самолётом!
Стали разносить еду. Мы не стали есть, кофе пить тоже не стали. В отличие от нашего соседа. Сначала он попросил у девушки-бортпроводницы три стакана воды. Не спеша выпил их один за другим, с аппетитом покушал, принялся за кофе с булочкой. Потом вдруг резко встал и ушёл. Его довольно долго не было. Когда вернулся, принёс в руке стаканчик с дымящимся кофе.
– Вот умеют, когда захотят! – сказал он, кивнув на стакан.
– Что? – не поняли мы.
– Кофе делать хороший. Почему нельзя было сразу такой сделать, а потом уже разносить по салону?
– Потому что на всех хорошего кофе не хватит, – сказала я.
Но сосед даже не понял, что я имела в виду. Он с огромным удовольствием выпил свой хороший кофе и вызвал стюардессу. Та принесла ему два пледика, в которые он уютно закутался и уснул.
«Какой же он… какой-то не такой, как все», – подумала я. Глядя в иллюминатор на снежное поле из облаков, я думала о том, что, наверное, вот и надо быть таким. Он получил всё, что хотел. Ему было приятно, удобно, вкусно. Его даже наглым назвать язык не поворачивался. Просто он такой, какой есть. Одним словом – наивный.

Наивный