Наш мир смотрит на нас

Я решила всё же додумать свою мысль про путешествия.
Что я понимаю под путешествиями. Люди очень часто повторяют это слово. Многие даже ставят это на первое место в качестве прям таки цели в жизни. Часто можно услышать такое мнение, что вот путешествия – это вечный кайф, к которому нужно стремиться. Тех, у кого есть возможность путешествовать и не работать считают счастливчиками, поцелованными Богом.
Ну-у-у… Я не зна-а-аю… Возможно, я просто неправильно и не туда смотрю. Согласитесь, не так много людей, которые могут позволить себе путешествия в самом прямом смысле этого слова. Уезжать в любое время, в любое место, на любое количество дней и недель. Ездить, останавливаться, смотреть по сторонам там, где хочется. А не там, где экскурсовод-гид скажет.
Чаще наблюдается такая картина про путешественников. Накануне поездки, ещё недели за две, начинается возня под названием «у меня много дел, я скоро уезжаю в отпуск». В последний вечер дома набивается под завязку огромный чемодан (или даже два огромных чемодана) шмотками. Везёт тем, кто в крупных городах живёт, им только до аэропорта доехать. А провинциалам ещё, как правило, ночь в трансфере трястись без сна и даже без удобных сидячих мест. Усадив свою, пока ещё не уставшую задницу в куцые стульчики, названных с какого-то перепугу креслами.
Потом в аэропорту по дороге к стойке регистрации надрывается больная спина. Хотя, я не понимаю почему. Ведь колёсики у чемоданов никто накануне не откручивает? С великим счастьем отправив свой чемодан-убийцу-спин в путешествие по ленте транспортёра, охая и держась за поясницу, путешественник отправляется в аптеку (если предусмотрительно не взял с собой) за сильными обезболивающими. Очень хорошо, если в чемодане лежит пачка таблеток от отравления. Потому как в первый же день пребывания в путешествии есть очень большая вероятность обожраться непривычной едой и получить несварение желудка.
Потом начинается череда одинаковых, как под копирку, дней. С поджариванием на раскалённых пляжах, купанием в экзотических морях-океанах, вечерними прогулками по местному «пикадилли», экскурсиями в плотной и потной кучке туристов, обжираловкой «фсё включено», обпиваловкой помойным местным бесплатным винцом, беспорядочными половыми связями (неважно, что дома чистенький и родной муж скучает). И всё это (кроме секса с чужими партнёрами, разумеется) бесконечно фотографируется для последующего запиливания в социальные сети. Вот какой я крутой путешественник (путешественница)! Смотрите на меня и завидуйте.
Туры по Европе тоже не сахар. Всё происходит в темпе быстрого вальса. Из города в город, из страны в страну… Только успевай бегать за экскурсионной группой, как привязанный.
Да ладно бы, если съездил и забыл. Но забыть не дают внушительные прорехи в семейном бюджете, даже несмотря на то, что зарубежный отдых относительно недорог. А если замахнуться на что-то более дорогое, то становится необходим кредит в банке. Иногда это многолетние кредиты, выжимающие из людей предпоследние соки.
Наверное, поэтому у меня слово «путешествия» вызывает смешанные чувства. С одной стороны вроде как хорошо. А вот с другой – хреновато, однако. Это точно так же испоганили голубой цвет. Раньше слово «голубой» означало красивый нежный цвет, а теперь… сами знаете что.
Путешествия в стаде – это не путешествия. Это что-то другое. Бегать за экскурсоводом кучкой – это не путешествия. Вот эти отели вдоль береговой линии – самые настоящие фермы по откармливанию туристов, загончики с «бесплатной» едой и питьём, а не путешествия.
Я люблю ездить. Новые и добрые старые места… Мне даже сама дорога нравится. Смотреть в окно на мир, который в поездках даёт наконец-то посмотреть на себя не с помощью телевидения или интернета, а так, прямо глаза в глаза. У мира тоже есть глаза, которыми он смотрит на нас. Ему любопытно, кто в нём живёт.
И что он (наш мир) видит? Совсем не то, что пилится в соцсетях бесконечными фоточками. Он видит всё именно таким, какое оно есть на самом деле. Говорите, любите путешествовать? Хм. А-а-а-а… Ну, да. Ага. Всё понятно.
Наш мир знает о нас всё. А мы о нём – ничего. И даже не стараемся узнать.

Наш мир смотрит на нас