Не поедайте белых лебедей!

Ранний декабрьский вечер затемнил небо и зажёг огни города, которые отражались в мокром асфальте. Хлюпающая оттепель пыталась испортить предпраздничное настроение. Я ехала на такси и смотрела в окно. Вдруг меня посетило странное ощущение. Мне показалось, что нахожусь я не в своём провинциальном городе, а в величественном Санкт-Петербурге. Было стойкое ощущение, что я еду по улицам северной столицы. Я стала вглядываться в городские пейзажи, пытаясь стряхнуть с себя наваждение. Но мне это удалось далеко не сразу.
Потом, в течение всего вечера, я несколько раз мысленно возвращалась к тем ощущениям. А что… Ну, если подумать? Что такого уж из ряда вон выходящего случилось, а? Да ничего. Когда я вышла из такси, то ступила на точно такой же асфальт, такую же землю. Рядом стояли такие же деревья. Меня окружал такой же воздух. Чем отличается небо над Санкт-Петербургом от неба над городом, где живу я? Да ладно Питер! Небо над Россией и небо над Австралией, например, тоже ничем не отличаются. Ну, разве что звёздным рисунком.
Мы все живём на планете Земля. Мы все – земляне? Не уверена, что так прямо и все. Тогда кто? Тот, кто по настоящему разбирается в политике,  и является землянином. А мы все – просто граждане своих стран.
Политика. Как мы представляем себе её? Что это такое? Кто такие политики? Куча вопросов у меня, на которые, конечно же, есть тысяча и одна куча ответов. Меня сейчас больше всего заинтересовал такой вопрос – кто разбирается в политике лучше всех? И кажется, я знаю на него ответ.
Никто.
А знаете почему? Чтобы хорошо разбираться в политике, понимать, что происходит в человеческом обществе, мало знать всё и обо всех в мире. Нужно принимать и обрабатывать это знание абсолютно бесстрастно, безэмоционально, ровно, спокойно и совершенно равнодушно. Это возможно? Нет. А значит, невозможно полное понимание того, что происходит на нашей планете.
У каждого человека политические познания окрашены в определённые эмоциональные тона. Это любовь к Родине и патриотизм, иногда это – озлобленность и месть за своих поверженных предков. К сожалению, часто это и намерение использовать одни страны для улучшения качества жизни других стран.
И вечная борьба за власть. Не важно где – во всём мире или в отдельно взятой стране. Жажда денег и власти превращает политику в инструмент по добыванию того и другого. Не думаю, что те, кто стремится к власти ради только личных интересов, очень уж хорошо разбираются в политике. Разбираются так себе. Хм, вот именно. Так, чтобы себе. Есть такие, которые, как говорится, ни себе ни людям. Этим лишь бы на митингах поорать. К ним эта политика вообще никаким боком не прислонилась. Ими манипулируют, и только.
Политика – это взаимодействие сообществ, на которые разделено человечество. Разделено исторически, географически, идеологически. Быть грамотным политически мало, нужно быть ещё и глобальным пофигистом, чтобы рассуждать о политике в верном ключе. Есть, конечно, пофигисты в любом отечестве. Но пофигист пофигисту рознь. Пофигист, которому вся окружающая его реальность пофиг, может не то что в политике не разбираться, – он может вообще не знать, что такое политика. Я – не о таких. Я – о других.
Думаю, всё же в мире есть сотня-две людей (не больше), которые разбираются в политике. 😀 Я к ним не отношусь. Но по этому поводу совершенно не собираюсь расстраиваться. Более того, я собираюсь начать думать о политике и говорить, что думаю.
Итак. Пора переходить от длиннющего предисловия к собственно самой статье о политике под заголовком про белых лебедей.

Мои родители жили в центре маленького города, рядом с красивейшим озером. Летом мягкая зелёная трава покрывала берега этого озера, отражающего синее небо. Плакучие ивы опускали свои ветви к воде, где плавали прекрасные белые лебеди. Когда я со своими маленькими детьми приезжала в гости к родителям, то мы каждый день гуляли около этого озера. Кормили хлебом птиц.
В середине девяностых лебеди на озере пропали. Когда я в очередной свой приезд спросила, куда подевались эти прекрасные птицы, то мне ответили очень кратко: «Съели». Кто?! Бомжи. Знаете, что удивительно? А то, что удивительного в том не было вовсе. Если бы мне тогда сказали, что белых прекрасных птиц съели не какие-то там бомжи, а обычные горожане, то я бы поверила. Потому что в девяностые годы реально было нечего есть. Иногда не было даже хлеба. Для людей. Вернее, хлеб был. Но не было денег на хлеб.
Причём здесь политика, спросите? При всём.
Этих прекрасных белых лебедей съели… из-за неё. Из-за политики. И из-за политиков.

Не поедайте белых лебедей!