Обида на себя

В выходной Оля поехала с подругами в загородное кафе. Оля, Люся, Аня и Ира хотя бы раз в месяц старались вырваться из городской суеты, посидеть в чисто женской компании и пообщаться. В этот раз подруги поехали на такси. Люся заупрямилась везти их, как обычно, на своей машине: “Я, может, тоже выпить хочу! Я вам что – извозчик?” Оля частенько пропускала эти девичники. Но в этот раз Люся позвонила и сказала, что обидится, если Оля не поедет с ними. “Мы тебе вообще нужны?” – спросила она с агрессивной ноткой в голосе. Пришлось ехать. Впрочем, Оля не пожалела. За городом была такая красота! Летом столики в кафе стояли на улице, на широкой веранде. Рядом журчал фонтанчик, он старательно направлял вверх струи воды, которые рассыпались и падали вниз искрящимися на солнце брызгами. Кругом росли деревья с широкими кронами, дающими тень. По всей территории были разбиты клумбы с какими-то цветами, источающими нежный аромат. Негромко играла музыка, и было слышно, как поют птицы. Сразу же за кафе на несколько километров простиралось поле, за которым виднелась тёмная стена леса. Оля засмотрелась на лес. Линия из верхушек деревьев с остроконечными елями напоминала ей рисунок из какой-то детской книжки со сказками.
– Оль, ау! Проснись! – услышала она голос Люси.
– Да не сплю я.
Несмотря на выходной день, в кафе было мало посетителей. Молодые женщины сидели за столиком, обедали и громко разговаривали. Все, кроме Люси, пили вино. Люся же предпочитала спиртное покрепче. Она заказала себе сто пятьдесят грамм коньяка. “Для начала”, – подмигнула она официанту. Уже через полчаса за столом стало весело, а через час – очень весело. Подруги хохотали, как ненормальные, рассказывали о своих любовных похождениях. Больше всех, что рассказать, было у Люси. Её муж часто ездил в длительные командировки. Но, похоже, ей это даже нравилось.
– А ты что молчишь? Расскажи что-нибудь! – обратилась к Оле Ира.
– Да нечего мне рассказывать. Девочки, вы же знаете.
– Ой, ну хватит уже из себя строить святую наивность-невинность!
Оля положила вилку на тарелку. Подруги смотрели на неё с нетерпением.
– Ну? – сказали они чуть ли не хором.
– Чего “ну”? Что пристали? Нечего мне вам рассказывать!
– У тебя что – кроме мужа… и не было никого? – с притворным ужасом в глазах прошептала Аня.
– Не было.
Над столом повисла тишина. Стало слышно, как шумит в кронах деревьев ветер. Прилетевшая откуда-то жирная оса кружила над Олиным салатом. Оля невольно наблюдала за ней. Покружив над овощами, оса вдруг неожиданно плюхнулась на кусок запечённого мяса.
– Мой Женька лучше всех, – с детской интонацией в голосе попыталась отшутиться Оля.
– А ты откуда знаешь, что лучше? Тебе же даже и сравнить не с кем! – рассмеялась Люся.
Все захохотали. Оля пожала плечами: “Ну и пусть”. Довольная своим остроумием Люся произнесла тост за любовь, и застолье продолжилось.
Вечером Оля долго не могла заснуть. Она думала о том, как у неё всё замечательно сложилось в жизни. Крепкий брак, двое детей. С мужем они любят друг друга. Причём здесь секс? Лучше… хуже. Секс – это только секс. А любовь – это… уж точно не секс. Оля понимала, что думает правильно. И живёт правильно. “Не то что некоторые”, – в первый раз за годы дружбы с Люсей с осуждением подумала она о подруге.
– Жень, –  Оля повернулась к мужу и положила руку ему на плечо.
– М-м-м, – недовольно промычал тот.
– Ты меня любишь? – спросила Оля, понимая, что ведёт себя, как дура.
– Оль, отстань, а? – проворчал муж, скинул её руку и повернулся на другой бок.
Оля не обиделась на него. Разве можно обижаться на такие мелочи? Но какое-то странное, тягостное чувство, проникнув в душу, уже не покидало её. “Что это? Что случилось?” – думала Оля, ворочаясь в постели. Она ещё не понимала тогда, что с этого самого дня в ней поселилась обида… на саму себя.

Обида на себя