Отложенное счастье

На некоторых сервисах в Интернете есть такая функция – отложенная запись. Это когда человек создаёт какую-либо запись и откладывает её выпуск до определённого момента. В этот момент (когда он настанет) запись разместится автоматически. Вот так всё просто в Интернете. И сказка скоро сказывается, и дело быстро делается.
А в жизни…
Как часто мы в жизни точно так же придумываем для себя какое-то будущее счастье и ждём его. Наше счастье – отложенное до лучших времён. Это как денежки если положить в чулочек и убрать подальше. И мечтать. Как когда-нибудь вытащим денюжку из чулочка, пойдём и купим себе на неё мороженку. Вку-у-усненько будет! Ах.
Реальная история из реальной жизни.
Катя никогда никому не жаловалась на свою личную жизнь. На своего мужа. Боже упаси! Сор из избы?! Да ни за что! Она маме с папой слова плохого, будучи замужем, про мужа своего не сказала. Это была, своего рода, месть родителям. Её выдали замуж, не особо спрашивая, хочет она или нет.
Мама Кати начала ныть о том, что дочь никогда не выйдет замуж, как только ей (дочке) исполнилось восемнадцать. Нытьё периодически перерастало в истерики. Мама была в ужасе от того, что Катя не смотрела на парней. Женщины с работы (работала Катя в воинской части) тоже говорили ей, что она никогда не выйдет замуж, потому что ничего и никого вокруг не видит. Не видит взгляды молодых офицеров, обращённые на неё (девушкой она была красивой). Даже непонятно, почему она была такой странной.
Война, объявленная дочери мамой, продолжалась целый год, с восемнадцати до девятнадцати её лет. Как только первый встречный офицер проявил к Кате повышенное настойчивое внимание, то он тут же стал её мужем. Она и опомниться не успела. Да, она могла уйти из дома (мысли такие были), но не сделала этого, потому что была девочкой-девочкой такой, глупенькой, маминой и папиной дочкой. Мама уговорила её, она уговорила себя.
Через неделю после свадьбы Катя поняла, что счастья нет и, похоже, не будет в этом браке. Догадалась сразу же! Но запретила себе об этом думать. И тем более говорить. Мама иногда пыталась выспросить у неё что-либо про личную жизнь, если можно так выразиться. Но Катя молчала, как партизанка. «Всё хорошо», – говорила она маме. Когда мама начинала ругать её мужа (такое бывало, но только в его отсутствие), то Катя всегда вставала на его сторону.
Годы шли. Счастье не приходило. Мама уже давно поняла, что дочка, по сути, несчастна. Однажды, в порыве материнской любви, наверное, она сказала Кате: «Ну, ничего, доченька! Всё у тебя ещё будет хорошо. Не будете же вы жить в захолустье всю жизнь? Приедете в город, пойдёшь работать. Будет у тебя любовник, всё у тебя будет!»
«О чём это она? Какой любовник? Зачем он мне нужен?» – думала Катя. Она не понимала свою маму. У неё семья, дети. Почему она должна жить и ждать какого-то любовника? Она постарается жить хорошо со своим мужем. И, надо сказать, старалась изо всех сил.
Мечтала ли Катя о счастье? Да, мечтала. Вот так укладывалась спать вечером и… мечтала. А что, лучше бы плакала в подушку? Она мечтала, но знала, что эти мечты никогда не воплотятся в жизнь. Знала, но не признавалась себе в этом. Катя отложила своё счастье до лучших времён. И просто жила. Как могла. И надо сказать, что достойно жила. Муж очень хорошо знал, что её нельзя унижать, оскорблять, и (не дай бог!) бить. Она просто возьмёт детей и уйдёт. Неважно куда, просто уйдёт. А это не входило в его планы.
Катя и дочки исправно выполняли обязанности по обеспечению ему семейной жизни, которая являлась обязательным атрибутом для карьерного роста в армии, длительных заграничных командировок. Ездили по гарнизонам, Катя обустраивала быт. На службе у мужа удивлялись: «Надо же, семьянин хороший! Вон, какая жена у него, детки какие».
Муж уволился из армии, и приехали они жить в город. Пошла Катя работать. Но вот только не до любовников было, как предсказывала ей когда-то мамочка. Надо было девчонок учить, на ноги ставить. Муж полностью устранился от этих забот. Они своё дело для него сделали и больше его не интересовали. Военная пенсия в кармане (на сберкнижке, то есть) – жизнь удалась.
Мама давно умерла, и теперь уже папа уговаривал Катю: «Доченька, потерпи ещё немного! Пусть дочки университет окончат. Немножко ведь осталось! Ты ещё молодая…» Папа видел, что Катя несчастна. Но он не знал, как живёт его дочь. А может, просто не хотел знать.
Дотерпеть, пока и младшая закончит учёбу, у Кати не получилось. Да и какой смысл терпеть? Ради чего? В какой-то момент наступил предел терпению… всему. Когда она развелась, то…
Никакого счастья в её жизни вдруг не появилось. Ничего ни откуда не материализовалось. Отложенное счастье куда-то пропало. Наверное, там (где оно якобы отложенное лежало) его и не было вовсе. Счастье нельзя отложить. Надо быть счастливым сейчас и сегодня. А не завтра.
———–
– Ты счастлив?
– Да. Завтра. Я отложил своё счастье на завтра.

Отложенное счастье