Репетиция окончена, скоро премьера

Одиннадцать вечера сейчас.

Я верю… Нет, не так, я не верю. Я не верю, что всё будет плохо. Так не должно быть, потому что я заслуживаю хорошую жизнь, причём на своей планете, в своей стране, в хорошем комфортном городе, с людьми, которых люблю. Я отказываюсь верить в плохое.

По щелчку чьего-то пальца наше ТВ переключается с вирусной опасности на выздоровления от этого вируса. Кто-то там щёлк, и вот уже показывают столетнюю бабулю, победившую вирус. Честно. Смотреть противно. Нет, бабуля хорошая. Дело не в ней. А в явном спектакле, который нам показывает телевизор.

Я, кстати, телевизор не смотрю практически. Включу, несколько минут посмотрю вскользь фоном новостной канал, и всё. И то, когда время есть. Но сегодня из телевизионно-интернетной компании к нам наведался специалист. Принёс новую приставку к телевизору. Предлагали мне мобильную связь через интернет – отказалась. Предлагали мне умный дом через интернет – отказалась. Что такое мобильная связь все знают – прослушка. Что такое умный дом тоже легко догадаться – проглядка.

Я спросила специалиста, сколько каналов у нас в телевизоре. Сказал – 305. Триста пять?!! Времена летят вперёд стремительно, не успеваем узнавать детали полёта этого даже. А кто-то в курсе всего. Тот, кто пальцами щёлкает.

Молодой мужчина пришёл без маски. Спросил – ничего? Ничего – говорю. Рассказал, как накануне был в семье, интеллигентные люди, были очень рады, что интернет им провёл, разлюбезно с ним общались, ещё разлюбезнее распрощались. А потом позвонили в компанию и настучали, что специалист пришёл к ним без маски. Мужчину оштрафовали на кругленькую сумму. А у меня дети – сказал он мне, требуя сочувствия.

А я не хочу никому сочувствовать. Сам виноват. Носи на работе маску, раз так начальство требует, с них тоже сверху спрашивают. Каждый за свою работу боится, у всех дети. Не жалко мне мужика, штрафанутого за отсутствие маски. Мне его жену и детей жалко. А у него не он виноват, и даже не власти, а стукачи. И вообще. У него причина маску не носить – душно. Получил штраф. Если бы орать начал, что он не раб, получил бы увольнение. А женщина с детьми, которая за ним? Ей что делать?

Нельзя призывать людей к неповиновению. Должен быть порядок всё же. Война должна идти не здесь, а там. Выше. Да хоть в небесах.

Не хочу верить в плохое. Отказываюсь верить. Но иногда не по себе становится. С такими-то познаниями в разных науках, не только в обычных, люди во власти могут многое.

Как-то быстро всё происходит. Так быстро, что иногда что-то кажется медленным на фоне скорости. Или одни пытаются замедлить то, что другие разогнали?

Начала статью с *не верю*. Я, как Станиславский, не верю в плохую игру на триста пяти каналах только в России. А во всём мире сколько каналов таких?

Репетиция окончена, утонули во лжи. Премьера впереди, выплывет ли правда, хватит ли у неё сил.  

Или… “Чистая Правда со временем восторжествует, если проделает то же, что явная Ложь”. (В.Высоцкий)

Репетиция окончена, скоро премьера