С места в карьер

Если честно, хотела написать об одном, но другое прямо так и толкает меня: «Эй, а я? А про меня?» Я говорю ему (кому?), чтоб подождал. Сначала про это, потом про то. Но нет. Села за компьютер, включила музыку… «Дорогой бойца» заиграло, запело, завибрировало.
Хорошо. О месте в карьере… (Ой, как это? В какой такой карьере?). Ну, ладно. О месте в карьере – буквально пару строк. А то забуду потом.
С места в карьер – это то, как меня мой муж учил водить машину. Было мне тогда двадцать… два года. Приехали в странное место. Там, помню, в глухом лесу ещё стрельбище было. Муж сказал, что иногда они там отрабатывают навыки стрельбы. Мой бывший муж – офицер.
Машина остановилась на лесной дороге. Мы поменялись местами, я села за руль. «Вперёд» – скомандовал муж-офицер своей жене. И я выжав сцепление, стала плавно отпускать педаль. И на газ – слегка. Всё, как объяснили. Машина тронулась с места. «А-а-а! Страшно!» – закричала я. «Нормально. Давай вперёд, туда!» – махнул муж рукой. Через пару десятков метров лес кончился, и мы оказались у края большого карьера. Там добывался песок, наверное, уже не помню что. Это такое огромное углубление в земле в виде воронки. На внутренних стенах воронки – спираль дороги, уходящая вниз. С одной стороны – осыпающаяся стена, с другой – пропасть.
Вот тут я уже не помню, было ли мне страшно. «Давай-давай, вперёд!» – командовал муж. Сейчас подумала, как много всего по жизни мы делали глупого и безрассудного. Если я вам сейчас скажу… А я скажу… На заднем сиденье сидела дочурка, которой было в ту пору два годика. И её мама придурошная (я, то есть) выполнила приказ своего командира и поехала по этой дороге туда, вниз… По спирали… Потом вверх, потом снова вниз…
Так я научилась водить машину. В условиях максимально приближённых к боевым. Даже стрельбище неподалёку было.
Потом были и другие места. Например, взлётная полоса на военном аэродроме, где я гоняла-летала на машине под руководством своего мужа. Все эти поездки и полёты производились нами, конечно же, в выходные дни. Карьер не работал, полётов на аэродроме не было. Зато были гонки двух ненормальных.
С места – в карьер. Был у меня такой вот опыт жизненный. Так что я знаю, что это значит в буквальном смысле этой фразы.
Ну вот, вместо обещанных двух строчек – больше двадцати. Эх. Теперь дальше.

Путь воина.
Почему-то часто встречаются мне эти слова. Захотелось поговорить об этом. Мне интересно стало сейчас. Это тоже – с места в карьер? Или как? Не знаю.
Но я очень люблю писать о том, чего вообще не понимаю. Грешна.
Мне представляется, путь воина – это когда идёшь до конца. Если надо будет что-то сокрушить, сломать по дороге, сокрушишь и сломаешь. Если мир сам не прогнётся под нас, мы его прогнём. Если нам что-то не дадут, мы это отнимем. Вообще, путь воина – это рассказ о жизни и смерти. Потому что это иллюзия, что мир можно как-то прогнуть под себя. Враки. Я так считаю. Прогнёшь – провалишься туда. А мир выпрямится, и всё будет по-прежнему. Только тебя не будет уже в этом мире. Ты будешь в другом. Но кому от этого легче? Миру? Возможно. Но только не тебе, воин. Потому что ты и другой мир начнёшь прогибать под себя.
Надо дружить со своим миром. Чтобы он сам захотел дать нам то, что нам надо. Любить надо свой мир. И это обязательно будет взаимно.
Какое-то время я шла путём войны со своим миром. Я воевала, воевала и воевала. Преодолевала, преодолевала, преодолевала. Шла вниз, шла вверх. Шла туда, куда мне командовали идти. В карьер? Значит, в карьер. На взлётку? Значит, на взлётку, на предельной скорости, вперёд… Там, на взлётной полосе не было направления. «Куда ехать?» – спрашивала я. «А куда хочешь!» – отвечали мне. Но почему-то я всегда ехала туда, куда не хотела. Туда, где трудно и сложно. Туда, где надо воевать.
Путь воина. Понимаете, воин не принадлежит сам себе. Он всегда отвоёвывает что-то для кого-то. Защищает кого-то от кого-то. Потому что он воин. И он всегда служит кому-то. Не бывает одинокого воина. Если воин одинок, то теряется весь смысл его… пути воина. Если воин одинок, то он не воин. Он – странник. Путь воина никогда не бывает в одиночестве. Воевать потому что не с кем, защищать потому что некого.
Вокруг воина всегда должен быть контекст: за кого, с кем, против кого. Воин не будет одиноким, он примкнёт к какой-то воюющей стороне всё равно.
Когда воин одинок, он воюет или сам с собой или со своим миром.

С места в карьер