Святость в двойных кавычках

Снова затрону тему святости. Но это не та святость, которая святость-святость, это та святость, которая святость в кавычках. Сама грешна этим грешком.
Что это у меня сегодня повторюшки какие-то – слова одинаковые цепляются ко мне и друг к другу, как колючие шарики от репейника.
Так. Вернусь к своей первоначальной мысли.
Святость. Та, которая в кавычках. Раньше я считала себя такой хорошей, такой хорошей, что прямо ах. И правда, я никогда никого не обижала, никому не мстила, всех прощала, со всеми здоровалась (как Порфирий Иванов), всем помогала, никого не осуждала, всех понимала, всех (почти всех) любила. Ну, чем не святая? Свята-а-ая! А как же ж.
Отойду немножко в сторонку. Почему люди не могут радоваться успехам других людей? Вот только не надо мне сейчас врать, что вы радуетесь. Ага, ага… Радуетесь, как же… Святые?
Я называла это высшим пилотажем – радоваться успехам других людей. Сейчас я поменяла своё мнение, но о нём – чуть позже. Сначала попробую разобраться в этом на своём примере.
Мне становится противно, когда кто-то врёт, что он так радуется, так радуется успехам своих друзей. Прямо счастлив он от этого! Радовался, радовался, прыгал до потолка, прыгал… Потом пришёл домой, закрылся в ванной, воду включил и… Нет, не утопился – разрыдался. От горя такого радостного.
Помню, как-то радовалась удаче своей подруги. Я и на самом деле прыгала до потолка, обнимала её, я была счастлива в тот момент. За неё была счастлива. Несмотря на то, что самой тогда было жуть как хреново. Святая я? Да?
Нет. Просто я любила свою подругу. Мы общались уже много лет, мне она была дорога, я очень за неё переживала. Она была мне как родная. Бывает такое в жизни иногда. И это, наверное, хорошо.
Плохо то, что мы думаем о жизни как о хоре. А жизнь – это не хор! Это – опера, где каждый поёт свою арию. Иногда одновременно. У меня такая ария, а у другого человека – другая. И далеко не факт, что он будет так же радоваться моим радостям, как я радуюсь его радостям. И вот здесь в итоге получается такое разочарование, такое разочарование. Прямо горе! Есть горе от ума, а есть – от глупости. Глупость – всех заставлять петь одинаковые арии.
Я обещала сказать о своём новом мнении по поводу высшего пилотажа в переживании счастья других людей. Говорю. Высший пилотаж – это способность не быть несчастным от того, что кто-то другой счастлив. Вот.
Не надо радоваться вместе с другим его счастью. Не надо корячиться, не надо заставлять себя делать это, чтобы быть святым. Надо просто не расстраиваться от того, что другой счастлив. Когда самому хреново, невозможно быть счастливым за кого-то. Это бред.
Радоваться за другого человека, когда сам несчастный, можно только тогда, когда любишь. Мы радуемся за своих родных и близких. Мы всегда радуемся за своих любимых (в том числе и друзей). Я не была святая, когда радовалась за свою подругу. Я просто любила её.
А когда поняла, что подруга не может радоваться моим успехам, то осудила её. Более того, я поняла, что она становится реально несчастной, когда мне очень хорошо. Вот где ужас был для меня! Я осудила её ещё сильнее за это. Хороша святость, да? А какое я имела право на осуждение? Не было у меня такого права. Никто не обязан любить меня в ответ, радоваться за меня, быть счастливым от моего счастья.
Нельзя обижаться на людей за то, что они не хотят радоваться нашим успехам. Вдруг эти люди сами по себе несчастны? Им плохо. Какие ещё радости за кого-то там?
Кто-то будет радоваться за других через силу. Особо талантливые начнут играть роль святого, пытаясь попутно и самого себя убедить в собственной святости. А кто-то честно не станет радоваться. Зато потом он не обидится ни на кого за то, что не стали радоваться его успехам. Да он даже не заметит этого. А «святые» сделают из этого трагедию, разорвут отношения, разлюбят. Ничего себе святость! Да на такую святость даже одних кавычек мало. ««Святость»» в двойных кавычках.

Святость в двойных кавычках