Товарищ майор

Проводница предупредила, что поезд в Гожевгарде стоит ровно четыре минуты и ни секунды больше. Пассажиры, видимо, ехали уже не в первый раз и поэтому были спокойны. Мужчины деловито стаскивали все чемоданы в одно место. Женщины одевали детей. Здесь выходило много народу, почти все. Было понятно, чтоб всем выйти из вагона и вытащить ручную кладь, четыре минуты явно не хватит. Когда поезд остановился, двое мужчин быстро открыли окно и через него стали ловко выгружать сумки и чемоданы на улицу. Несколько мужчин на перроне, видимо из встречающих, принимали у них вещи и складывали в общую кучу. Остальные пассажиры тем временем быстро выходили из вагона. Мои вещи выгрузили таким же образом. Проводница явно нервничала. «Быстрей-быстрей!» – торопила она. Только все вышли – поезд тронулся. Оказавшись на перроне, я стала оглядываться по сторонам, ища мужа взглядом. Но его не было. Мужчин, встречающих свои семьи, было много, но Жени среди них я не видела! Пассажиры разобрали свои вещи и разошлись. Перрон быстро опустел. Я стояла, держа за руку маленькую дочку. Рядом одиноко стояли мой чемодан с сумкой и коляска. Мне казалось, что это какой-то страшный сон. В тот момент у меня было ощущение нереальности происходящего. Я стояла и ждала. В надежде, что Женя всё-таки подойдёт. Ну, мало ли что – может, опоздал? Но с каждой минутой надежда таяла. Алёнка посмотрела на меня и громко расплакалась. «Где мой папа?» – кричала она, и слёзы градом катились по её щёчкам. Я тоже хотела заплакать, но не смогла. Стояла, как статуя, на пустом перроне. В чужой стране. Без денег. Не зная даже адреса, куда мне ехать. С маленьким ребёнком на руках. У меня был только конверт с письмом мужа, где указан номер полевой почты (номер части). И всё. Названия города, где стояла воинская часть, я тоже не знала. Мне было всего двадцать два года. И после «кровавой» ночи в поезде всё, что происходило теперь, было уже слишком. Но тут во мне проснулся боец. Надо сказать, что в последнее время боевой дух всё чаще проявлялся во мне. Жизнь преподносила урок за уроком, и я начинала понимать, что обо мне и о моём ребёнке никто не позаботится, кроме меня самой. А «наматывать сопли на кулак» – абсолютно пустое занятие. «Так. Что делать? Что делать?» – лихорадочно думала я. – «Господи, что же мне делать?!» В голову пришла мысль, что нужно идти в военную комендатуру. Пусть меня передадут «нашим», они же наверняка имеют связь с советскими военными. А свои разберутся. Я посадила дочку в коляску и уже собралась идти на вокзал искать комендатуру. Как вдруг на соседнем перроне я увидела военного офицера в «нашей» форме, который быстро куда-то шёл. Это был майор Советской армии! Я закричала: «Товарищ майор! Товарищ майор! Стойте, остановитесь, пожалуйста!» Майор остановился, испуганно озираясь по сторонам. И тут он заметил меня. На его лице отразилось удивление. А я, боясь его упустить из виду, спрыгнула вниз прямо на железнодорожные пути, перебежала через них и залезла на перрон, где он стоял. Алёнка увидела, что мамы нет рядом, и заплакала ещё громче. Я подбежала к офицеру и стала его умолять:
– Товарищ майор, пожалуйста, заберите меня с собой! К нашим!
– Девушка, вы что? Куда же я вас заберу?
– Меня муж не встретил! Ну пожалуйста, не оставляйте меня здесь одну!
– А где служит ваш муж?
– Я не знаю!
– Как это? Ну, хотя бы город знаете какой?
– Нет, только номер части.
– Да вы хоть представляете, сколько здесь в округе наших гарнизонов? С десяток точно наберётся!
Но я так вцепилась в него, что он просто не смог бы уйти. В тот момент этот майор был для меня, как соломинка для утопающего. «Ну ладно, – сдался он, – поедемте со мной». Майора звали Виктор. Он встречал свою жену с двумя детьми. Виктор купил мне билеты на поезд. Решили, что он привезёт меня сначала к себе в гарнизон, а потом уже в его воинской части решат, что делать дальше.
(Отрывок из книги “Записки жены офицера, или Невероятные приключения Татьяны в России и за её пределами”).

Товарищ майор