Врачи

Помню одну мою подругу. Врач-терапевт. Очень мнительная молодая женщина. У себя она видела симптомы всех болезней. Ну, ладно, не всех, но тех, которых у неё и в помине не было. Я не знаю, каким она была врачом, в смысле квалификации, но человеком она была… не очень добрым. Хотя, почему была? Она и есть, только далеко.
Я думаю, хорошо, что далеко. Неприятно общаться с человеком, который ненавидит людей. А ещё, она вампир, и очень сильный. После общения с ней мне всегда было плохо. Так что подругой-то она мне была, но встречаться я с ней старалась как можно реже. Пару раз в год они с мужем приходили к нам в гости.
Потом у меня была начальница врач. Главврач, то есть директор медицинского центра. Нас, экономистов и бухгалтеров, она за ценных работников вообще не считала. Так и говорила: «Вы – никто. Вы ничего полезного не делаете, деньги для центра не зарабатываете. Поэтому и платить я вам буду крохи. Радуйтесь, что хоть столько». А мы и радовались, кстати. Зарплата была очень даже неплохой, если её сравнить с другими зарплатами по региону.
У директрисы этой был жуткий характер. Какая-то полусумасшедшая женщина. Она постоянно на всех (кроме её любимчиков врачей) орала, всех дёргала, работать спокойно не давала. Помню такой эпизод. Я сижу в кабинете за компьютером, она диктует мне текст. Причём никаких пауз она не делает, подразумевается, что я должна и обязана печатать на клавиатуре так же быстро, как она говорит. Мне повезло, что когда-то я окончила курсы машинописи слепым методом и печатала довольно быстро, что ещё не так давно было достоинством. Это сейчас все строчат, как из пулемёта по клавам.
Вдруг я замешкалась. Пошли нерусские слова, и мне нужно было переключать шрифт и искать буквы. Всё же я по русским буквам стучу быстро, а по нерусским – медленно стучу. Директриса взорвалась возмущением. Всё это происходило уже часов в восемь вечера.
Но терпение моё лопнуло окончательно в тот день, когда она вызвала к себе в кабинет меня, главного бухгалтера и старшую медсестру. Мы втроём уселись за круглый стол в большом круглом кабинете. А директриса начала нас воспитывать. С одиннадцати часов утра и до двух часов дня. Три часа без перерыва она орала до хрипоты и бегала по кабинету. Я всерьёз испугалась за её психическое здоровье, когда она вытащила из гульки волос на голове шпильку и стала бегать по кругу вокруг стола, за которым мы сидели. При этом она, не переставая орать на нас, растрепала волосы и постоянно дёргала себя за них. Жесть.
Заявление об уходе я написала утром следующего рабочего дня. Кстати, буквально за несколько дней до этого случая меня пригласили на завод в качестве начальника отдела. И теперь, после этой директорской выходки, я с радостью согласилась.
На следующий день у меня был день рождения. Когда я вернулась из банка, меня (к моему огромнейшему удивлению!) ждал накрытый праздничный стол, цветы, подарки и поздравления. Вот тогда директриса сказала мне слова, которые я иногда вспоминаю и улыбаюсь. Она сказала: «Таня, ты, наверное, думаешь, что я сумасшедшая? Но это не так! У меня просто тип нервной системы другой. Вот ты, например, спокойная. А я – нет». Потом она спросила: «Ты увольняешься, потому что я всё время ору?» Я ответила, что нет. Что мне предложили хорошую работу по моей специальности. И я не врала. Отчасти.
Надо сказать, что врачом она была отличным. Что называется, врачом от Бога. Больные в городе стремились попасть именно к ней, что было нелегко. Кроме того, она была очень доброй. Да! Именно так и было. А ещё, она никогда не делила людей по уровням. Хотя… судите сами.
Ну, вот например, когда в центре отмечался её юбилей, то были накрыты столы. Для нас («знати») – на втором этаже, в её большом кабинете. Для «прислуги» (санитарок, гардеробщиц, уборщиц, водителей, охранников) – на первом. Но когда высокие гости (из администрации) уехали, то мы все спустились вниз к народу. Вот я удивилась, когда увидела, что там столы были накрыты точно так же, как и у нас наверху. Те же деликатесы, та же икра и дорогая выпивка. Директриса плясала вместе с уборщицами, обнимала и целовала всех, постоянно повторяя, что любит их. Она не врала.
Интересно получилось за столом. Когда ещё высшая медицинская знать не отчалила по домам. Мы сидели и чинно вели умные беседы о том и о сём. Зашёл разговор о медицине в России. Самый главный врач-чиновник (он сидел прямо напротив меня) начал хвастаться, какие они герои, и на какой уровень уже поднялась медицина в России. Вот тут я не удержалась и сказала, что рожала в Польше. И что не знаю, как дела обстоят в столицах, но в той России, которая находится вне наших столиц, даже через двадцать лет ещё медицина навряд ли достигнет уровня какой-то «отсталой» аграрной Польши тех лет.
У чиновника округлились глаза, он с пеной у рта начал спорить со мной. Директриса тут же встала из-за стола и утащила меня в коридор. Где я получила выговор за слишком длинный язык и не слишком умный ум.
У меня и сейчас есть друзья – врачи. Иногда я попадаю в докторскую весёлую компанию и… слушаю за столом странные разговоры. Пациенты, диагнозы, прогнозы, реабилитация и прочие вещи. Кстати, надо сказать, что все мои друзья и знакомые, которые врачи, – очень хорошие врачи, как врачи. Кроме того, это ещё и очень (я не преувеличиваю) умные люди. Умные, остроумные, весёлые. Возможно, слегка циничные. Но иначе им не выжить в той среде, где они обитают. А ещё, они не обидчивые.
Однажды я пошла с друзьями в театр на музыкальную комедию. Главным героем постановки был врач. Режиссер внёс в спектакль современные какие-то насущные моменты. Например, герой-врач вдруг начинал вести себя, как некоторые нерадивые врачи в поликлиниках. Зал хохотал и оглушительно рукоплескал актёрам. После арии, где пелось о том, что к врачам ходить не надо, если хотите не болеть, я тоже смеялась и хлопала в ладоши. Вдруг боковым зрением я заметила, что врач, сидящий рядом со мной, не хлопает. Его руки лежали на коленях. Ну, всё, думаю, теперь обидится на актёров. Но нет. В конце представления врач вместе со всеми встал и громко хлопал в ладоши. Потом, когда прощались, сказал, что очень понравилась постановка, и с хорошим настроением пошёл домой.
Вот такие они – врачи. Обычные люди, как и мы все.

Врачи