Хуже, чем сволочь

История реальная, не выдуманная.
Жил-был молодой мужчина. Высокий статный красавец. Умный, интеллектуал, хорошо образован. Женщины были от него в восторге. Кроме всего этого, он трудился на довольно высоких позициях в весьма успешной компании и очень хорошо зарабатывал. Женщины от этого были в ещё большем восторге. Вот только все эти свои восторги им приходилось держать при себе. Потому что мужчина был женат, и у него было уже четверо детей. Видимо, супруга так боялась его потерять, что быстренько подсуетилась и нарожала одного за другим маленьких гарантов её брака.
Как иногда бывает легко человеку перечеркнуть все свои плюсы! Вот прямо на раз. Раз… и всё. Конец симпатии и уважению. Достаточно молодцу этому было взмахнуть… нет, не рукой – ногой, и сразу же стало понятно, что это за человек. Каким образом он взмахнул ногой? По-скотски. Шёл куда-то. А мимо пробегала кошка. Она ничего плохого не сделала этому… (еле сдержалась от ругательства) человеку. Она просто мимо проходила. Мужчина пнул кошку ногой. Бедное животное отлетело в сторону. Все, кто видел это, сразу поняли, ху есть этот м… мужчина. Честное слово, мне тяжело писать об этом. Я ненавижу лютой ненавистью тех, кто обижает животных. И тех, кто обижает детей. А ненависть – тяжёлое чувство.
Устроилась на работу в эту компанию молоденькая девушка. Красотка невозможная. Стройные ноги от ушей, копна кудрявых волос, тонкая талия. Положила она глаз на красавца-молодца с ногой, пинающей кошек. Не знаю, рассказал ли он ей о том, что обожает пинать беззащитных животных, но девушка решила увести его из семьи, от жены и четырёх детей. Сделала она эта с лёгкостью, как будто по мановению волшебной палочки. На раз. Раз… и всё.
М… мужчина развёлся, с лёгкостью бросив своих четырёх детёнышей, и упал в объятия юной красавицы.
Всё, больше не могу сдерживаться, соблюдая приличия. Я желаю этому мудаку, чтобы его новая жена (и не только она) пинала бы его точно так же, как он пнул ту кошку, свою первую жену, своих четырёх детей. Пинала бы долго-долго, до самой их золотой свадьбы. И даже дольше.

Хуже, чем сволочь